Page 1

1    2

МИНЫ И ПРОТИВОМИННОЕ ОРУЖИЕ

        В развитие морского минного оружия, которое, как известно, и поныне является одним из самых эффективных средств борьбы на море, именно русские военные моряки, ученые и изобретатели внесли наибольший вклад. Нашим соотечественникам принадлежит честь изобретения морской мины, противоминного трала, минных заградителей (надводного и подводного) и минного тральщика.
        Первая в мире морская донная пороховая мина была взорвана в районе военно-морской крепости Кронштадт в 1807 году. Ее конструктором был преподаватель морского кадетского корпуса Иван Иванович Фитцум. Через пять лет, в октябре 1812 года другой выдающийся русский ученый и изобретатель - Павел Львович Шиллинг - первым в мире испытал на Неве неконтактные электрические мины, которые подрывались под водой с помощью электрического тока. Вместо сложного огнепровода, примененного И. И. Фитцумом, изобретатель использовал изолированный электрический подводный кабель.
        В России же был изобретен и новый тип минного взрывателя, впоследствии названный по имени автора - профессора инженерной академии К. П. Власова "власовской трубкой". Он использовался русскими минерами во время Крымской войны в 1853-1856 годах, а также был заимствован иностранными флотами.
        Огромен вклад в минное дело замечательного русского ученого-физика и электротехника Бориса Семеновича Якоби. Работы в области применения гальванических токов, выполненные им, послужили основанием для создания различных образцов гальванических и гальваноударных мин.
        В русско-турецкую войну 1877-1878 годов наш флот располагал новыми образцами якорных сфероконических гальваноударных мин с массой заряда в 40 кг. К тому времени в России уже два года существовали Минный офицерский класс и Минная школа рядового состава, а на Балтике - Отряд минных судов.
        Дальнейшее развитие мин продолжалось уже в начавшемся соперничестве с только что зародившимся тральным оружием. Опыт войн показал, что необходимо увеличить скорость постановки мин. По мнению русских минеров, для этого нужно было в первую очередь автоматизировать постановку, чтобы исключить длительную процедуру измерения глубины места постановки каждой мины, отмеривания минрепа соответствующей длины и связывания его, сбрасывания минного якоря и уже затем - самой мины. Эту проблему в 1882 году решил лейтенант русского флота Н. Н. Азаров. Применение специального устройства, размещенного на якоре мины, позволяло производить автоматическую постановку на заданное углубление и значительно сократить время постановки.
        По развитию минного оружия русский флот конца XIX века явно опережал иностранные. Так, новая сфероконическая морская гальваноударная русская мина образца 1888 года, имевшая в своей конструкции якорь Азарова, на практике оказалась лучше германских мин системы Герца, которые за рубежом считались наиболее удачными. В нашей мине вместо порохового заряда был применен более мощный пироксилин, хотя, конечно, масса его оставалась недостаточной - всего два пуда (32 кг).
        В 1889 году русский флот получил первые шаровые мины. Новая форма их корпуса позволяла увеличить массу заряда.
        Среди морских держав мира в оценке значения мин в войне на море наиболее консервативно проявили себя англичане. Их флот в то время был оснащен сферическими гальваноударными минами, оборудованными ртутными замыкателями во взрывающем приспособлении. Боевой заряд мин английского флота не превышал 30 кг. Кроме того, они не имели автоматических якорей. Такое положение дел объяснялось взглядами британского адмиралтейства, считавшего, что английский флот не нуждается в этом "оборонительном оружии", так как будет действовать наступательно.
        Французский флот располагал цилиндрическими минами, оборудованными приспособлениями для автоматической постановки системы лейтенанта Петруски, офицера австро-венгерского флота. Кстати, в 1885 году Петруски пытался продать свое изобретение в Россию, но не выдержал конкуренции с более совершенной системой Азарова. Кроме того, французская мина имела малый заряд (32 кг) и малоэффективный шариковый замыкатель взрывающего приспособления.
        Японский флот вступил в войну с Россией, располагая ударными сфероконическими минами, которые снаряжались зарядом из мелинита общей массой 30 кг. Мина имела приспособление для автоматической постановки системы Мадиссена.
        На вооружение итальянского флота я 1896 году была принята ударная цилиндрическая мина системы Эллиа с зарядом массой около 50 кг пироксилина и приспособлениями для автоматической постановки.
        Германский флот в те годы располагал миной заграждения системы Герца, которая по своим характеристикам приближалась к русской мине образца 1883 года.
        В русско-японской войне 1904-1905 годов наш флот на Дальнем Востоке выставил 4275 мин, из них 2520 гальваноударных и 1775 гальванических. Эти заграждения сыграли существенную роль. В результате правильного выбора районов минных постановок и высоких тактико-технических характеристик русских мин японцы понесли большие потери. У Порт-Артура погибли броненосцы "Хацусе" и "Яшина", 2 крейсера, 2 канлодки, 6 миноносцев и 1 посыльное судно. Кроме того, от подрыва на минах были выведены из строя броненосец, 2 крейсера и 3 миноносца.
        Однако опыт русско-японской войны большинством флотов был воспринят далеко не полностью. Вплоть до начала первой мировой войны флоты Великобритании, Франции и Италии уделяли минам очень скромное внимание. Сами англичане об этом отзывались так: "Что касается британских мин, то их было мало, и они были слабого и неудовлетворительного образца". Столь нелестная характеристика досталась ударным минам системы Виккерса, которые допускали автоматическую постановку на глубинах около 100 м. Заряд их имел массу порядка 55-113 кг.
        Во французском флоте перед первой мировой войной на вооружении состояли якорные мины G/06 с массой заряда 70-80 кг. В 1911 году появились более совершенные мины G/10 (Котте-Гарле) с зарядом около 100 кг и системы Виккерса-Брега, представлявшие собой французскую модификацию английской мины.
        Военный флот Италии в 1906 году принял на вооружение мины Новера, а спустя пять лет - мины системы Белло. Как правило, итальянские гальваноударные в ударно-механические мины имели заряды массой 34-100 кг и автоматические якоря.
        После войны с Россией в Японии, чей флот приобрел большой опыт в использовании минного оружия, были усовершенствованы мины системы Ода: их оснастили очень чувствительным маятниковым взрывным механизмом.
        Но самое серьезное внимание к данному виду оружия проявили германский и австро-венгерский флоты. В 1914 году в немецком флоте на вооружении состояло несколько типов гальваноударных мин - больших и малых, сферических, сфероконических и сфероцилиндрических, которые позволяли производить их постановку на глубинах 100- 125 м. В зависимости от величины мин масса их заряда (пироксилин или гексонит) была в пределах 24,5-114,6 кг.
        О достигнутом русским флотом к началу первой мировой войны уровне развития минного оружия достаточно ясно можно судить из отзыва германского морского офицера Э. Хасхагена, написавшего книгу "На подводной лодке у берегов Англии". По его мнению, "в начале войны лишь одна мина представляла опасность - мина русская!".
        Как показал опыт первой мировой войны, масштабы боевого применения мин на море и их влияние на ход боевых действий намного превзошли предвоенные расчеты и предположения. Оказалось, что наиболее подготовленными в этом отношении были русский и германский флоты. Дело дошло до того, что англичане, наши союзники по Антанте, уже в 1914 году запросили у России 1000 мин заграждения (их они получили из Владивостокского арсенала), "Правила постановки мин", образцы и чертежи новейших русских мин, а также специалистов-минеров для оказания практической помощи по развертыванию производства этого вида оружия.
        В первую мировую войну русский флот был оснащен минами следующих типов: образца 1905 года, недостаточно мощной по заряду; гальваноударной, штерто-грузового способа постановки миной образца 1908 года, начиненный сильным взрывчатым веществом-тротилом и оборудованной противотральными патронами ("защитниками") конструкции Киткина, и ударной всплывающей миной образца 1912 года, постановка которой на требуемое углубление осуществлялась с помощью автономного гидростатического прибора. После сброса мины с корабля в воду она погружалась на дно с якорем и по мере срабатывания разъединителя всплывала на заданное углубление.
        Кроме того, имелись и мины других типов - тройные (способные при их затраливании автоматически ставить на свое место другую, а затем третью), специальные подлодочные типа ПЛ-100 (для подводного минного заградителя "Краб"), дрейфующие. Последние предполагалось ставить на Черном море на подходах к Босфору, чтобы мины, двигаясь по течению, становились на якорь в расчетном месте. Против подводных лодок противника и для постановки на малом углублении предназначалась очень удачная по своим характеристикам малая мина типа Р ("Рыбка").

Next page
Back