Page 1

1    2

СОЮЗНИКИ ПРИНИМАЮТ МЕРЫ

        Когда последняя, 70117-я по счету мина исчезла в воде Северного моря, моряки вздохнули с облегчением. В этот хмурый августовский день 1918 года завершилась самая большая в истории миннозаградительная операция, проведенная совместно англичанами и американцами. Впервые минами был перегорожен не залив, пролив или узкость, а целое море: сплошной барьер длиной свыше двухсот миль протянулся от Шотландии до Норвегии!
        Необычным было и назначение заграждения - "запереть" в Северном море немецкие подводные лодки и не пропустить их в Атлантику. Задуманное на морской конференции союзников в 1917 году и заранее получившее громкое название Великое Северное, это заграждение решено было устроить из новых мин антенного типа, взрывавшихся от прикасания к длинным тросам-антеннам металлическим предметом - скажем, корпусом подлодки.
        Поставить в сжатые сроки необходимые 100 тысяч мни английские заводы оказались не в состоянии. Оставался единственный выход - прибегнуть к помощи США. Американцы не только выполнили заказ - изготовили мины, но и предоставили свои минзаги для их установки.
        Трудностей здесь оказалось немало. После того как 3 марта 1918 года английский заградитель "Пэрис" приступил к осуществлению задания, выяснилось, что антенные мины слишком чувствительны и часто срабатывают уже при сбрасывании в воду или от ударов волн. (Достаточно сказать, что при послевоенной очистке Северного моря на месте обнаружили только 43% выставленных мин.) Тогда же, в марте, в самом начале работ на заграждении подорвался английский сторожевой корабль "Джиллардия", и операцию пришлось приостановить. Благодаря принятым мерам предосторожности последующие пять месяцев интенсивной работы обошлись без жертв.
        Тем не менее итог был крайне неутешительным. Великое Северное заграждение оказалось для немецких лодок едва ли большим препятствием, чем, скажем. Великая Китайская стена. До конца войны на нем, по разным данным, погибло всего 4-6 субмарин. Финансовые затраты на потопление каждой из лодок в результате оказались равными стоимости... дивизии линкоров! Ведь союзникам пришлось вложить массу средств не только в разработку и производство мин, но и в создание целого флота минных заградителей...
        Англичане, уповая на мощь своего линейного флота, долгое время относились к минному оружию весьма скептически. В то время как в России практически все новые крейсера и эсминцы оборудовались минными рельсами, делавшими их пригодными для активных постановок, Гранд Флит вступил в мировую войну с минными силами, состоящими всего из семи кораблей. Это были старые крейсера "Тетис", "Айфиджиния", "Андромаха", "Аполло", "Латона", "Найяд" и "Интрепид", переоборудованные в заградители и способные принять на борт по 100-140 мин. Порядком изношенные, тихоходные, эти корабли тем не менее приняли участие в двадцати двух боевых операциях, выставив 8 тысяч мин, в том числе и в самом "логове зверя" - Гельголандской бухте, рядом с немецкими базами.
        Первый военный опыт потребовал экстренного усиления миннозаградительного флота. Строить новые специальные корабли было уже поздно, и англичане применили испытанный способ - переоборудование гражданских судов. Самыми подходящими оказались лайнеры средних размеров; на них имелись обширные, закрытые от ветра и волн пассажирские палубы, где удобно было располагать минные рельсы.  Первыми оказались две "принцессы"- "Принсесс Айрин" и "Принсесс Маргарет"-быстроходные пароходы, предназначавшиеся для западных портов Канады. Они имели нормальное водоизмещение около 6000 т. длину 120 м и могли развивать скорость до 23 узлов. Вооружение составляли два 120-мм орудия и 400-500 мин; позднее были добавлены две 76-мм зенитки. За ними последовали "Ангора" (4300 т, 320 мин), такая же по размерам "Вахине" и 2500-тонный "Биарриц", имевшие, правда, вдвое меньше мин (180 штук), а также большой лайнер "Орвьето" (12130 т, 600 мин) с мощным вооружением из четырех 120-мм пушек. На эти заградители выпала основная тяжесть создания активных постановок.
        Наблюдая выходы "принцесс" в свите крейсеров и эсминцев, деятели Адмиралтейства с большим опозданием пришли наконец к простейшему решению - оборудовать средствами постановки мин сами легкие боевые корабли. В августе 1915 года началась перестройка в минзаг нового лидера эсминцев "Эбдиел" .
Минный заградитель - лидер эсминцев "Эбдиэл", Англия, 1916 г.
Один из семи лидеров типа "Лайтфут", построенных в 1915-1917 годах. Водоизмещение полное 1700 т, мощность трехвальной турбинной установки 36 000 л. с., скорость хода 34,5 узла. Длина наибольшая 99,0 м, ширина 9,7 м, среднее углубление 3,7 м.
Вооружение: два 102-мм орудия, два 40-мм автомата и 80 мин. До переоборудования имел четыре 102-мм орудия и два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата.
        С него сняли оба торпедных аппарата и два кормовых 102-мм орудия. В результате он смог принимать 80 мин - больше, чем любой другой корабль этого класса. Позднее, в середине 1918 года, таким же образом оборудовали однотипный лидер "Гэбриэл". "Эбдиел" выполнил немало минных постановок в самых "горячих точках". Так, непосредственно в ходе Ютландского боя он был послан на путь возможного отхода германского флота и выставил там две банки по 40 мин. На одной из них подорвался линейный корабль "Остфрисланд", что как-то скрасило общее неблагоприятное для Британии соотношение потерь в самом крупном морском сражения войны.
        Всего же англичане переоборудовали для постановки мин около полутора десятков эсминцев - много меньше, чем, например, немцы.
Для активных постановок использовались и восемь самых быстроходных английских легких крейсеров типа "Аретьюза". Эти корабли водоизмещением в 3750 т, построенные перед самой войной, не только участвовали практически во всех операциях и сражениях британского флота, но и успели выставить 2500 мин, хотя грузоподъемность каждого была невелика - всего 70 штук. Весной 1917 года подобное переоборудование прошел и один из оригинальных линейно-легких крейсеров, построенных по проекту лорда Фишера.-"Корейджес". При водоизмещении 19200 т он имел четыре 381-мм орудия, высокую скорость хода - 32 узла и слишком слабое бронирование, в конечном счете делавшее корабль неудачным. В кормовой части "Корейджеса" установили целых четыре пары рельсовых путей для 220 мни, благо ширина корпуса линейного крейсера это позволяла. Моряки немедленно прозвали его "станция Клэпхем" -лондонский аналог "Москвы-Сортировочной". Впрочем, в минных постановках этот "железнодорожный" монстр так и не участвовал и впоследствии  был перестроен в авианосец.

Next page
Back