Page 1

1    2

КОЛЫБЕЛЬ БРОНЕНОСНОГО ФЛОТА

        Когда после известнейшего петербургского наводнения 1824 года поврежденные корабли Балтийского флота решено было разобрать на дрова, капитан 1 ранга (впоследствии контр-адмирал) П. Е. Чистяков (1789-1851 гг.) предложил использовать прочные, добротно сплоченные подводные их части для постройки невиданных дотоле "чистяковок" - низкосидящих в воде пароходов, обшитых железными листами и вооруженных несколькими крупнокалиберными орудиями.
        Реализация этого предложения, возникшего как одно из неожиданных и парадоксальных последствий стихийного бедствия, существенно усилила бы прибрежную оборону и выдвинула Россию на передовые рубежи мирового кораблестроения... Но, увы, морское ведомство, получив чертежи, разработанные Чистяковым вместе с одним опытным корабельным инженером, не удостоило вниманием предложенный проект. Вспомнить о нем заставила лишь грянувшая тридцать лет спустя Крымская война.
        31 марта 1854 года армада английских кораблей вошла в Финский залив и установила блокаду всего русского побережья. 12 июня к ней присоединилась французская эскадра, и соединенный англо-французский флот двинулся на Кронштадт. Но после недельной рекогносцировки, убедившись в мощности Кронштадтской обороны, атаковать которую без поддержки сухопутной армии было невозможно, союзники отошли к острову  Сескар.  Летняя   кампания 1854 года на Балтике свелась к захвату русских торговых судов, грабительским набегам на острова, бомбардировкам прибрежных населенных пунктов, да к стычкам с русскими кораблями и батареями в финских шхерах.
        Если бы командование англо-французским флотом было не столь бездарным и проявило элементарную способность к активным действиям, царскому правительству пришлось бы туго. В самом деле, результаты обследования береговых укреплений в Финском заливе, произведенного в начале 1854 года по указанию царя, оказались обескураживающими. "Везде мы поражались негодностью и дурным состоянием всего вооружения, - писал Николаю I  флигель-адъютант М. Аркас. - Некоторые вновь созидаемые батареи были до того неправильно поставлены, что нельзя было не удивляться, для чего затрачивались громадные деньги на сооружение их; а там, где они действительно были нужны, их не было". Когда Аркас приказал произвести стрельбу с одного из береговых укреплений, его стена после седьмого выстрела обрушилась на всем протяжении...
        Полная беспомощность перед лицом сильнейшего противника встряхнула бюрократический аппарат Российской империи. Проекты, годами мариновавшиеся в недрах департаментов, начали теперь рассматриваться с величайшей оперативностью. В короткий срок было сформировано семитысячное морское ополчение; налажено массовое производство мин заграждения, предложенных академиком Б. Якоби; организована серийная постройка гребных кораблей для действий в шхерах. Действия англо-французской эскадры в водах Финского залива побудили Николая I учредить для обсуждения мер к защите берегов Балтийского моря в 1855 году особый комитет, деятельность которого сыграла историческую роль в обновлении русского флота. Ведь именно он, этот комитет, поддержал предложение капитан-лейтенанта А. И. Шестакова о создании на Балтике эскадры паровых винтовых канонерских лодок, по конструкции близких к отвергнутым тридцать лет назад "чистяковкам".
        Канонерская лодка, как класс боевого корабля, ведет свое происхождение от старинных галер, на смену которым во второй половине XVIII века пришли гребные фрегаты - геманы (до 36 пушек калибра 174 мм), шебеки (30- 40 орудий малого калибра) и гребные канонерские лодки, вооруженные двумя-тремя 138 - 152-мм орудиями. В начале XIX века русские гребные канонерские лодки продолжили славу галерных флотилий петровских и екатерининских времен: отбивали нападения английских кораблей в шхерах у Або в 1809 году, защищали Ригу в 1812-м, осаждали Данциг в 1813-м и блокировали турецкую крепость Силистрия в 1828-1829 годах. Им выпало первыми открыть боевые действия русского флота в Крымской войне - в октябре 1853 года в боях на Дунае для прикрытия переправы русских войск при поддержке высадок десантов и обстрелах турецких крепостей.
        Этот боевой опыт был своевременно оценен балтийскими моряками, и в конце 1853 года на финских и петербургских верфях развернулось строительство  гребных   канонерских   лодок, спроектированных  контр-адмиралом И. И. Шанцем. Сорок таких канонерок водоизмещением    63,4 т,    длиной 22,35 м, несших два орудия на поворотных платформах, построили в Або, Гельсингфорсе и Бьернеборге за рекордно короткий срок - 70 дней. Еще 64 канлодки "по новому увеличенному чертежу контр-адмирала Шанца" сделала верфь на Охте; на эту работу ушло всего три месяца. Пои несколько больших размерениях, чем их предшественницы, эти лодки вооружались двумя короткими пушками более крупного калибра.
        Летом 1854 года 104 гребные канонерки вместе с 26 другими легкими судами, отремонтированными за зиму в Главном гребном порту, впервые встретились с противником в Финском заливе. Распределенные по зонам побережья, они несли дозорную службу в шхерах и защищали важнейшие (фарватеры, порой вступая в перестрелки даже с линейными кораблями aнгло-французской эскадры. В этих стычках легкие вражеские пароходы и винтовые канонерские лодки продемонстрировали свое техническое превосходство над русскими гребными кораблями, что и побудило  Шестакова   выступить  со своим предложением: к летней навигации 1855 года построить 38 винтовых канонерских лодок для первой в истории русского флота шхерной паровом флотилии!
        Прототипом для них послужила канлодка "Стерлядь", спроектированная и построенная Шанцем летом 1854 года. Взяв этот корабль за основу, Шестаков разработал головной корабль будущей серии "Осетр", отличавшийся от прототипа несколько меньшими размерениями и водоизмещением. В сентябре того же года "Осетр" вступил в строй, а 11 декабря в Кронштадте были заложены первые шесть серийных канонерок: "Комар", "Ерш", "Шмель", "Щука", "Пчела" и "Оса". В феврале 1855 года десять таких кораблей заложили на Малой Охте, один - в Новом адмиралтействе, пятнадцать - на Галерном острове. Затем 1 мая 1855 года на Большой Охте начали, работу над еще шестью канонерками. За первой серией последовали 29 лодок второй и шесть третьей серии, отличавшихся почти вдвое меньшей осадкой.
КАНОНЕРСКАЯ ЛОДКА "СТЕРЛЯДЬ", РОССИЯ, 1854 г.
Построена  по   проекту   контр-адмирала И. Шанца в Або летом 1854 года. Корпус был сделан из сосны, штевни - из дуба и лиственницы, подводная часть обшита листами цинка. Водоизмещение 179 т, мощность паровой машины 200 л. с., скорость хода 7 узлов. запас угля 26.5 т. Длина наибольшая 33,5, ширина 5,8. среднее углубление 1.8 м. Зашита крюйт-камер и бомбовых погребов - угольные ящики шириной 0.76 м.
Вооружение: два 214-мм бомбическнх орудия, одна 174-мм гладкостенная пушка. "Стерлядь"  послужила  прототипом   для крупнейшей в истории русского флота серии так называемых,  "шестаковскнх"  паровых винтовых канонерских лодок, которые строились тремя сериями, несколько отличавшимися друг от друга. Всего к 1858 году было построено 75 таких лодок.
        Поскольку на беспримерную в истории отечественного флота постройку первой серии отводилось всего четыре месяца, никакие бюрократические проволочки не могли быть терпимы. Поэтому нескольким "особо доверенным лицам" предоставлялось право действовать, "не стесняясь никакими формальностями". За полную готовность канонерок отвечали члены "пароходного комитета" П. Лисянский и А. Шестаков, за поставку машин, котлов и материалов для корпусов - чиновник особых поручений кораблестроительного департамента П. Путилов, за постройку всех корпусов - петергофский купец С. Кудрявцев, за надзор и техническое руководство - корабельный инженер Иващенко,
        Первым вступившим в строй канонеркам суждено было пройти боевое крещение уже летом 1855 года: 4 августа шесть из них - "Шквал", "Щука", "Ерш", "Зарница", "Порыв" и "Бурун"- вели двухчасовую артиллерийскую перестрелку с винтовым фрегатом и двумя вооруженными пароходами противника у Толбухина маяка.

Next page
Back