Page 1

1    2

РУССКИЕ КАНОНЕРКИ В БОЮ
 

        Слава крейсера "Варяг" оказалась настолько громкой, что для канонерской лодки "Кореец" ее осталось не так уж и много, хотя именно этот скромный корабль оказался в самом центре событий, разыгравшихся на рейде корейского порта Чемульпо 8 февраля 1904 года. В этот день командир "Варяга"  капитан 1 ранга В. Ф. Руднев, встревоженный внезапным прекращением телеграфной связи с Порт-Артуром, решил использовать "Корейца" для отправки срочных депеш наместнику. Канонерка снялась с якоря в 15.45, но, не пройдя и двух миль, была встречена в фарватере японскими кораблями. Они шли в двух колоннах: справа - четыре крейсера, слева - четыре миноносца. Вдали за островом Иодольми маячило еще несколько силуэтов кораблей. Предупредив "Варяга" флажным сигналом, "Кореец" вошел в узкий коридор между колоннами японских кораблей. Внезапно один из крейсеров преградил путь русской канонерке,  а эсминцы стали попарно заходить с обоих бортов. Командир "Корейца" капитан II ранга Г. П. Беляев повернул назад, к Чемульпо, и тогда японцы предприняли торпедную атаку...
        Попадания первой торпеды канонерке удалось избежать благодаря начатому повороту, вторая тоже прошла мимо, третья, которая неотвратимо приближалась к правому борту, неожиданно затонула в нескольких метрах от лодки, четвертую атаку Беляев сорвал, устремившись на таран: уклоняясь от него, японский миноносец не сумел выпустить торпеды. В ходе этих атак "Кореец" сделал два выстрела из 37-мм орудий - им суждено было стать первыми выстрелами начавшейся русско-японской войны...
        На следующий дань на "Корейце" срубили стеньги и гафели - для затруднения наводки японским комендорам, и он вместе с "Варягом" вышел в свой последний бой. Первые сорок минут, когда огонь всей вражеской эскадры был сосредоточен на "Варяге", "Кореец" практически не участвовал в сражении. Лишь в 12.25, когда израненный крейсер начал поворот, чтобы выйти из боя, канонерская лодка, прикрывая флагман, открыла по врагу огонь из 203-мм орудий. И сразу же от ее фугасных снарядов вспыхивает пожар на одном из японских крейсеров, начинает тонуть пораженный миноносец. Море вокруг "Корейца" кипело от разрывов, но ни один вражеский снаряд так и не попал в корабль...
Спустя девять дней Руднев из китайского порта Чифу направил наместнику телеграмму, в которой сообщал: "Крейсер "Варяг", лишенный возможности продолжать бой, вернулся соединенно с "Корейцем" на рейд Чемульпо, где, свезя команды на иностранные крейсеры, пустили свои ко дну, чтобы не дать японцам. На "Варяге" убиты: мичман граф Нирод и 33 матроса, контужен в голову - командир, ранены: мичман Губонин - тяжело, Лабода и Балк - легко, 70 матросов - тяжело, много - легко. На "Корейце" потерь нет. Доношу о беззаветной храбрости и отменном исполнении долга офицеров и команд".
        Эти слова можно с успехом отнести к командам многих русских кораблей, участвовавших в той войне, в том числе и к экипажам канонерок, которых  в 1904 году на Дальнем Востоке насчитывалось семь: "Бобр" , "Сивуч" и "Гиляк" постройки 1895-1897 гг. (водоизмещение - 1200 т, вооружение - одно 229-мм и одно 152-мм орудия), "Кореец"   и "Манджур" постройки 1886 г.   (водоизмещение - около 1400 т, вооружение - два 203-мм и одно 152-мм орудия), броненосные лодки "Гремящий" и "Отважный" постройки 1892 г. (водоизмещение - около 1703 т, вооружение - одно 229-мм и одно 152-мм орудия).
        Судьба "Корейца" известна, "Манджур" с началом боевых действий был интернирован в Шанхае и в сражениях не участвовал; "Сивуч" война застигла в китайском порту Инкоу; когда японцы начали вторжение в Маньчжурию, канонерка поднялась вверх по реке до города Санчахэ и здесь  3 июля 1904 года была уничтожена экипажем. На долю остальных выпала  немалая боевая нагрузка в русско-японской войне, и они с честью выполняли возлагавшиеся на них задачи.
        Так, японцы предприняли три ночные операции по закупорке выхода из порт-артурской  гавани. Первую попытку сделали в ночь на 24 февраля 1904 года, когда пять груженных камнями пароходов-брандеров в сопровождении миноносцев пытались  проникнуть  в проход, чтобы затопиться в нем. Эту вылазку вовремя обнаружили русские сторожевые корабли, броненосец "Ретвизан"  ураганным  артиллерийским огнем уничтожил четыре брандера, не дав им даже приблизиться к проходу. В пресечении второй подобной операции в ночь на 27 марта видную роль сыграли однотипные канонерки "Бобр" и "Отважный". Именно они первыми открыли огонь, как только береговые прожекторы осветили четыре брандера и шесть миноносцев. Особенно отличился русский миноносец "Сильный". По словам адмирала С. О. Макарова, этот корабль "миною взорвал нос передовому брандеру,  который повернул вправо, а за ним последовали два других парохода, так что все три выкинулись правее входа. Четвертый пароход взял влево и затонул также в стороне от фарватера".
        Третью операцию японцы проводили в ночь на 3 мая. "Внезапно показался под лучом прожектора, словно белый призрак,   громадный неприятельский брандер, - писал очевидец. - На него посыпались жестокие удары с наших батарей и судов. Через минуту он как-то странно откинулся назад кормою, поднял высоко нос и расстрелянный огнем батарей, а также пушками "Гиляка", "Отважного" и "Бобра", медленно погрузился в воду. Брандеры разделились. Три из них направлялись с юга, пять с севера. Два, шедшие в центре, еще вдали от берегов попали на мины и взорвались. Все береговые батареи были в огне. Третий брандер затонул, пробитый насквозь. Четвертый и пятый брандеры подвинулись ближе и были истреблены эффектным, гибельным, непобедимым огнем пулеметов с обоих берегов. Брандеры ушли в воду. Через три минуты оставались только концы их труб да тонкие мачты. Шестой брандер затонул дальше к югу под изрешетившими его снарядами. Седьмой брандер, освещенный лучом прожектора, шел, вырастая величавой громадой навстречу нашим орудиям. Этот брандер своей громадностью был опаснее всех, но экипаж его, ослепленный светом прожекторов, взял неверное направление, и брандер выкинулся на отмель"...
        Сторожевая служба на рейде была далеко не единственной задачек, которую выполняли канонерки во время обороны Порт-Артура. Они участвовали в десятках операций: отражали попытки японских заградителей минировать внешние рейд; стреляли по японским миноносцам, атаковавшим русские корабли и мешавшим тралению, бомбардировали по просьбе сухопутного начальства позиции японских войск,
охраняли тралящие караваны; вели перекидной огонь, мешали японским кораблям обстреливать русские сухопутные позиции. И все героически погибли в ходе обороны. Канонерка "Гремящий", сопровождая французский пароход, доставивший в Порт-Артур продовольствие, подорвалась на мине и затонула 18 августа 1904 года. Следующей жертвой стал "Бобр": 2 ноября из-за повреждений, нанесенных ему японской осадной артиллерией, было решено снять с него орудия, а экипаж перевести в береговую оборону. Спустя  два месяца лодка затонула на внутреннем рейде от новых попаданий тяжелых японских снарядов. Последними погибли "Гиляк" и "Отважный": 2 января 1905 года первый был подорван на внутреннем рейде Порт-Артура, а второй - затоплен на внешнем.
        После  ухода 2-й  Тихоокеанской эскадры на Дальний Восток, лишившего Балтийский флот практически всех современных броненосцев и крейсеров, перед русским командованием со всей остротой стала проблема обороны самого Петербурга. И оказалось - единственной защитой Финского залива от возможного вторжения противника могут стать минные заграждения. Но сами по себе они пассивны, ибо с помощью тральщиков не так уже трудно расчистить путь силам вторжения.

Next page
Back