Page 1

1    2

МАЛЕНЬКИЕ КОРАБЛИ ДЛЯ МОЩНОГО ОРУЖИЯ

        Когда египетский ракетный катер в октябре 1967 года одним ударом пустил на дно израильский эсминец «Элат», событие это потрясло и удивило многих западных военно-морских специалистов. Ведь издавна считалось, что корабли этого класса — «оружие бедных», и вдруг оказалось, что они могут многое. Этими кораблями заинтересовались прежде всего флоты таких государств, как Норвегия, Дания, Италия, Швеция, Ракетное вооружение "малышей" — вот что привлекло их внимание. Оно уравняло ударную мощь кораблей различных классов — маленький катер оказался способным поразить практически любой корабль. Даже малые флоты, вооруженные ракетными катерами, получили возможность обрести наступательные возможности, непропорциональные размерам этих флотов.
        Позднее приступили к постройке ракетных катеров и крупнейшие морские державы капшалистического мира США, Англия, Франция, — также осознавшие высокую боевую ценность этих кораблей, способных уничтожать надводные корабли и транспорты противника не только на закрытых морских театрах, но и в прибрежных районах океанов.
        То, что маленький корабль, вооруженный мощным оружием, может в кчр-не видоизменить способы ведения боевых действий на море, не новость. Еще в 1822 году известный французский артиллерист генерал Пексан писал: "Я берусь построить совсем маленький корабль с командой всего лишь из нескольких неопытных солдат, способный потопить больше:"! или очень сильно вооруженный корабль».
        Что же имел в виду Пексан?
        Он предложил использовать -маленькие паровые корабли, вооруженные бом-бическнми орудиями, которые стреляли бы не сплошными ядрами, а начинснными, порохом гранатами. "Необходимы короткие пушки большого калибра, стреляющие с больших дистанций по деревянному флоту разрывными снарядами с большим разрывным зарядом:". Испытания таких пушек в Бресте и Кронштадте в начале 30-х годов прошлого столетия показали, что разрыв бомбы в борту деревянного корабля делает брешь площадью более квадратного метра. На дистанции 500—1000 м деревянный корабль может быть потоплен 20- 25 выстрелами бомбическгх пушек. Эффективность пушек Пексана была доказана в Синопском сражении, где русские бомбы буквально испепелили турецкую эскадру.
        Ответом на бомбические пушки стала броня. Бороться с броненосным кораблем можно было двумя способами: либо пробивать броню, либо незащищенную подводную часть корпуса. Первую задачу могли решить тяжелые артиллерийские орудия с бронебойными снарядами; вторую — подводные заряды, доставляемые к цели подводными или надводными кораблями. И как только задача определилась, реализация этой идеи не заставила себя ждать. В 70-х годах появляются канонерские лодки типа английской "Рендел" и русского "Ерша", вооруженные одним тяжелым бронебойным орудием. И одновременно с ними - подводные лодки и минные катера, вооруженные шестовыми и буксируемыми минами...
        "Вся эскадра затаив дыхание наблюдала заключительную стадию атаки. Люди спрашивали себя: не уничтожит ли взрыв сам атакующий катер? Вот он развил предельную скорость, с полного хода ударил "Байонезе" в правую скулу. Вздыбился водяной столб, донесся оглушительный взрыв, и "Байонезе", получивший пробоину величиной с дом, мгновенно затонул. Атаковавший же катер, еще до взрыва отскочивший в результате удара о борт жертвы метров на пятнадцать, покружив на месте гибели, спокойно направился обратно к эскадре»...
        Так английская газета "Таймc" от 13 марта 1877 года описывала испытания минного катера, созданного Джоном Торникрофтом. Французские моряки не без оснований усомнились в практичности предложенного им оружия и потребовали испытаний. Конечно, едва ли кто мог подумать, что шестовая мина надежнее, чем буксируемая: она точнее наводится на цель и практически не замедляет хода катера (висит на шесте, который опускается под воду лишь в нескольких метрах от вражеского корабля). Но зато катер должен приблизиться к противнику вплотную, рискуя погибнуть от взрыва собственной мины. Джон Торникрофт, столь искусно уничтоживший старый «Байонезе», выделенный французским адмиралтейством специально для этих испытаний, доказал, что такой опасности можно избежать. Но ведь он действовал днем и не встретил противодействия с атакуемого корабля. А будет ли столь же успешной минная атака в боевой обстановке, когда маленькому катерку придется идти на ощетинившийся орудиями вражеский броненосец?
        Ответа на этот вопрос долго ждать не пришлось. 12 апреля 1877 года - ровно через месяц после этого испытания - началась русско-турецкая война.

Паровой минный катер, Россия, 1877 г.
В состав русского флота на Дунае входило 14 паровых катеров. Мощность паровой машины - 5л. с., скорость хода около 6 узлов. Вооружение - 2-4 шестовые мины. Машины и котлы защищались ме-талличесними козырьками толщиной 1.5 мм и мешками с углем. Экипаж - 4-6 чел

        Превосходство турецкого флота на Черном море оказалось подавляющим. Двум русским круглым броненосцам береговой обороны — "поповкам" - да нескольким зафрахтованным и наскоро вооруженным торговым судам Турция противопоставила эскадру иэ 22 сравнительно новых броненосных кораблей. Тем не менее черноморские моряки энергичными действиями сумели парализовать активность турецких сил, и сделать это им удалось благодаря ставке на новые тогда минные катера.
        Еще до начала открытых боевых действий на Дунае были созданы два отряда, в составе которых насчитывалось 14 паровых катеров, 5 ботов, 10 гребных катеров и 14 шлюпок. По инициативе лейтенанта С. О. Макарова - впоследствии знаменитого адмирала - быстроходный пароход "Великий князь Константин" оборудовали для приема на борт четырех минных катеров, вооруженных шестовыми и буксируемыми минами. По замыслу Макарова, пар мод должен был доставлять катера к вражеским базам и ночью спускать их на воду для атаки неприятеля.
        Первую вылазку и, по сути. проверку идеи предприняли ночью 30 апреля 1877 года. Подойдя к Батуму, "Великий князь Константин" в 11 часов опустил на воду все четыре катера, вооруженных буксируемыми минами-крылатками конструкции Макарова. Катером "Наварин" командовал сам Макаров, "Чесму" вел лейтенант Зацаренный, "Синоп" - лейтенант Писаревский. "Минер" - мичман Подъяпольскнй. Когда катера находились в миле от берега, справа от них открылись судовые огни. и Макаров приказал Зацаренному выяснить, что за корабль стоит на рейде, и в случае необходимости атаковать его. Самый быстроходный из всех четырех катеров "Чесма" отделился от отряда и пошел на сближение с неизвестным судном.
        "Ночь была тихая, звездная и светлая, — вспоминал потом Зацаренный, — так что сажен за 50 до судна я по его рангоуту и корпусу определил, что это военное колесное судно... Сбросив левую крылатку, я пошел параллельно левому борту парохода. Часовой несколько раз нас окликал и только тогда спохватился и закричал, когда мина коснулась носа парохода. Я верил в в свою мину и хотел взорвать ее под котлами, а потому и продолжал тащить ее по борту парохода. Когда мина была под срединою судна, я замкнул ток, но взрыва не последовало. Осмотрел батарею, она оказалась исправное: снова замкнул ток. Взрыва по-прежнему не было»...
        Первая минная атака на Черном море оказалась неудачной: моряков подвела техника.

Next page
Back