Page 1

1    2

ПРЕДШЕСТВЕННИКИ ТОРПЕДОНОСЦЕВ

        В 1898 году инженер-механик русского флота Д. А. Голов в своем известном труде «Повреждения на судах и их исправление судовыми средствами» описал курьезный случай. Кочегар одной из миноносок Сибирской флотилии прыгнул в люк и каблуком... пробил днище корабля! Вода хлынула в пробоину, и миноноска начала быстро погружаться. Положение спас командир лейтенант Гинтер, который быстро заткнул пробоину поленом и отвел корабль на мелководье.
        Речь шла о «Дрохве» — одной из нескольких десятков миноносок, которые лихорадочно строились для русского флота на отечественных и иностранных верфях в ходе русско-турецкой войны 1877—1878 годов. К моменту перемирия ни один из этих кораблей не был сдан флоту. Но неожиданно обострились дипломатические отношения с Англией, что побудило русское командование форсировать достройку миноносок: за отсутствием современного броненосного флота защита морских подступов к Петербургу возлагалась на эти корабли Работы велись круглосуточно. И к 1 января 1879 года в строю русского флота уже насчитывалось 111 миноносок.
        Основу этого многочисленного флота составляли 83 миноноски, построенные по чертежам завода «Ярроу». Это были катера типа «Дракон» , строившиеся на ряде отечественных заводов — Балтийском, Невском, Ижорском, Берда, Бритнева и ряде других.

Миноноска "Дракон",  Россия, 1878 г.
Строилась на Балтийском заводе в Петербурге  на  основе  чертежей английской фирмы "Ярроу" в 1878 году. Водоизмещение  28,33,  т, мощность паровой машины двойного расширения 220 л. с., скорость хода 13 узлов. Длина наибольшая 21, 8 м, ширина 2, 7, углубление носом 1, кормой 1.7 м. Вооружение: один постоянный  воздушный торпедный аппарат. Всего построено на разных русских заводах 83 единицы.

Еще пять Балтийский завод построил по чертежам известных русских кораблестроителей и моряков: К. П. Пилкина (миноноска «Селезень»), С. О. Макарова ("Сирена»), М. И. Кази («Чижик» и «Подорожник») и И. П. Алымова («Касатка»). На Черном море по подобию торникрофтов-ского «Сулина» построил три миноноски ("Ящерица», «Щегленок» и «Щука») завод РОПиТа в Севастополе и еще три по собственным чертежам завод Беллино-Фендерих в Одессе. Заказ на пятнадцать подобных кораблей был передан  трем зарубежным фирмам: английской «Торникрофт» («Кефаль» и «Сулин») и немецким «Шихау» (11 миноносок типа «Меч») и «Вулкан» (2 типа «Ракета»), что вместе с упомянутыми в прошлом выпуске «М-К» бердовскими •Бычком» и «Черепахой» и составляло 111 кораблей.
        Однако боевая ценность этой эскадры далеко не соответствовала ее численности. Стремление строителей максимально снизить вес привело и тому, что тонкие листы обшивки на бортах буквально '"дышали"», пагуба прогибалась под ногами, места стыков от малейшего толчка расходились и давали течь. Минное вооружение, рубки, якоря, весла, шлюпки и другое оборудование, расположенное на верхней палубе, уменьшали и без того малую остойчивость. Не случайно один из плававших на миноносках офицеров писал: «Нельзя и требовать, чтобы такие ничтожные по размерам суда при слабом до последней возможности корпусе и неисправностях в механизмах, при самых неблагоприятных обводах носа и кормы, могли бы уходить в открытое море, не иначе как в штиль и на близкое расстояние от берегов».
        Далее, большая часть русских миноносок была вооружена не самодвижущимися минами Уайтхеда, а шестовыми   минами,   усовершенствованными в соответствии с боевым опытом русско-турецкой войны. Теперь они представляли собой медный  цилиндрический корпус с 18 килограммами пироксилина, насаженный на конец двенадцатиметрового деревянного шеста. При выходе в атаку шест сначала выдвигался вперед, а потом его конец опускался так, чтобы мина в боевом положении находилась в  5 метрах перед форштевнем катера на глубине 2— 2, 5 метра. Взрывалась она либо от удара в борт вражеского корабля или от замыкания электрической цепи. Но, несмотря на эти усовершенствования, боевые качества шестовых миноносок оставляли желать лучшего. Прежде всего выяснилось, что вес шестового вооружения не учитывался при проектировании, поэтому корабли зарывались носом, теряя скорость почти на 2 узла. Далее, корпус миноноски сильно страдал от взрыва собственной мины, и после атаки всегда открывались течи в носовых отсеках и приходили в негодность запасные шесты...
        В кампанию 1879 года русский флот начал заменять шестовые мины более совершенными самодвижущимися. Однако эта вынужденная замена породила новые сложности: носовой аппарат с находящейс в нем торпедой оказывался столь тяжелым, что корабли получали дифферент и сильно зарывались носом. Черноморские миноноски ропитовской кой постройки вообще не могли совершать переходы морем с заряженными аппаратами и буксировали торпеды, закладывая их в аппараты лишь перед атакой. Это побудило на некоторых из них («Чижик», "Стерлядь") установить бортовые откидные аппараты или наряду с торпедным сохранить и шестовое   вооружение   («Скорпион», «Сорока», «Самопал» и другие). Правда, при смешанном вооружении взрыв шестовой мины выводил из строя самодвижущиеся. Все это прекрасно объясняет, почему в русском флоте с энтузиазмом встретили метательные мины, появившиеся в середине 80-х годов. Стальные сигары длиной 2—2, 5 метра и диаметром около 25 см, начиненные 2S килограммами пироксилина или динамита, не имели собственного двигателя. Они выстреливались во вражеский корабль пороховым зарядом из метательного аппарата на расстояние до 30 метров. Главным достоинством нового вооружения был сравнительно малый вес; аппарат с чугунной платформой весил около 240 кг. К 1900 году на 101 миноноске из  111, построенных в 1878 году, было установлено 45 метательных минных аппаратов, 43 постоянных воздушных и 14 поворотных пороховых для   самодвижущихся мин Уайтхеда.
        Одноствольными 37-мм пушками Гочкиса , впервые установленными в 1878 году на миноносках «Судак", «Ракета» и «Штык», впоследствии вооружали главным образом миноноски с метательными минами.
        Практика плавания показала, что наиболее удачными из всех этих миноносок оказались «Селезень» и «Сирена», построенные Балтийским заводом по чертежам Пилкина и Макарова, а также «Самопал» и «Ракета» немецкого завода «Вулкан». Тем не менее русский флот отказался от дальнейшей постройки миноносок такого типа: для службы вблизи берегов они оказались недостаточно крупными, а для кораблей-носителей — недостаточно малыми...
        Действия минных катеров в русско-турецкой войне сразу очертили две важнейшие области их возможного боевого применения. Так, операции на Дунае дали пример борьбы минных катеров с вражескими кораблями вблизи своих берегов: на рейдах, в устьях рек, в бухтах, в шхерах. Операции же, проведенные С. О. Макаровым на Черном море, где минные катера доставлялись к вражескому побережью на борту парохода-носител «Великий князь Константин», дали образец использования нового наступательного морского оружия.
        Разные государства сделали разные выводы из опыта минных операций русско-турецкой войны: если малые страны, обеспокоенные обороной своих берегов. сосредоточили внимание на анализе прибрежных действий дунайских минных отрядов, то на великие морские державы, искавшие новые средства для борьбы с броненосными эскадрами противника, наибольшее  впечатление произвели действия «катероносца» — парохода «Великий князь Константин».

Минный транспорт "ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ КОНСТАНТИН". Россия, 1877 г.
Бывший пассажирский пароход общества РОПиТ, переоборудованный в минный транспорт по проекту С. О. Макарова в 1877 году. Водоизмещение 2500т, скорость хода 12, 7 узла. Длина по ватерлинии  73  м,  ширина 8, 5, среднее углубление 4, 6 м.   Вооружение:  одна 152-мм мортира, четыре 9 фунтовые нарезные пушки, четыре шестовые мины системы адмирала А. А. Попова, четыре минных  катера — "Чесма",  "Синоп", "Наварин" м "Минер".

«Действия парохода, — писал в своем рапорте начальству С. О. Макаров, — могут быть двух родов: 1) нападение на неприятельскую эскадру, стоящую у наших  берегов, и 2) нападение   на неприятельскую   эскадру,   стоящую у неприятельских берегов или в открытом море...»
        Сам Макаров осуществил лишь одну из этих возможностей: нападение на корабли, стоявшие у неприятельского берега Морские же специалисты Англии, Франции и Италии решили создать носимые минные катера для нападения на вражеские эскадры в открытом море.

Next page
Back