Page 1

1    2

ПРЕДТЕЧИ РАКЕТНЫХ КАТЕРОВ

        Отряд бронекатеров старшего лейтенанта И. М. Плехова на Днепровской военной флотилии называли «отрядом  военных  годов" - они носили номера 41, 42. 43 и 44. Их экипажи так и говорили о себе: "Мы - с сорок первого года", "Мы - сорок второй год", "Мы, сорок четвертый, еще себя покажем!" И срок исполнить это обещание выпал отряду бронекатеров на 26 июня 1944 года...
        При первых же ударах Советской Армии, начавшей 23 июня операцию "Багратион", фашистские войска стали отступать к районному центру Паричи. Там, на Березине перед Бобруйском, находилс последний значительный узел ,. вражеской   обороны. Днепровской флотилии было поручено уничтожить переправу, по которой шла интенсивна переброска гитлеровских войск.
        Без особых помех по извилистой Березине бронекатера "отряда  военных годов" дошли до села Бельчо, что в семи километрах от Паричей, и здесь их встретил сильный вражеский огневой заслон. Во время артиллерийской дуэли, поддержанной с нашей стороны другим отрядом, "сорок первый" был сразу поврежден и вышел из боя, остальные три бронекатера устремились на прорыв.
        Только головному "сорок второму" удалось проскочить вперед, "сорок четвертый" получил тяжелейшие повреждения: на нем занялся пожар, был уничтожен расчет орудийной башни, выведены из строя моторы. И все-таки прямой наводкой экипаж катера смог уничтожить два немецких орудия. Шедший следом "сорок третий" поспешил на помощь. Он отвел израненный корабль в не простреливаемое место. Моряки срочно ликвидировали пожар и заняли оборону, изготовив пулеметы. Тем временем № 43, также изрядно пострадавший, отправился вдогон за № 42.
        Когда катера вышли к переправе, переброска фашистских войск была в полном разгаре. "По мосту нескончаемым потоком двигались танки, самоходки, автомашины, тягачи с орудиями, повозки, бежали солдаты, - вспоминает И. М. Плехов. - С дистанции менее 400 м корабли ударили по переправе. Первыми же выстрелами удалось поджечь несколько танков и автомашин. Загорелся и сам мост. Движение по нему прекратилось, гитлеровские войска оказались в ловушке".
        Но разрушить свайную переправу трехдюймовыми снарядами не удалось. Израсходовав весь боезапас, бронекатера вышли из боя, и командир дивизиона А. И. Песков послал к Паричам еще три катера: к этому времени вражеский заслон в Бельчо был уничтожен наступавшими сухопутными   войсками.
        "Головным в новой тройке катеров шел "четырнадцатый" лейтенанта Анатолия Корочкина, - писал в своих воспоминаниях    бывший   командующий Днепровской флотилией вице-адмирал В. В. Григорьев. - Его бронекатер был особенный, тогда единственный такой на флотилии: он прибыл с Волги, имея сверх обычного вооружения установку для запуска реактивных снарядов (РС)... Вероятно, из стремления надежнее накрыть цель Корочкин выпустил "эрэсы" со слишком короткой дистанции. В результате не все из двадцати четырех снарядов залпа разорвались. Но те, что сработали, добавили врагу и потерь и смятения.
        И все же у пылающей переправы нашлось кому заметить, откуда дан этот залп, и в следующую минуту выстрел стоящей на берегу самоходки "Фердинанд" разбил рубку "четырнадцатого". Старшина комендоров П. Зайцев не дал врагу продолжать обстрел: мгновенно развернув башню катера, он всадил в борт самоходки несколько снарядов... На переправе в это время произошел взрыв, и один участок свайного моста обрушился. Александр Иванович Песков и поныне убежден: взрыв вызвали тоже наши "эрэсы"..."
        Так 26 июня 1944 года днепровска "катюша" продолжила боевые традиции ракетных бронекатеров, впервые появившихс на Волге в тяжелом 1942 году.
        Энтузиастом   установки   ракетного оружия на кораблях был лейтенант Г В. Терновский, который еще в предвоенные годы предлагал вооружить ракетами серийные торпедные катера и малые корабли для огневой поддержки десанта. Однако в то врем осуществить эти смелые замыслы не удалось. Положение изменилось лишь после того, как в ходе войны промышленность освоила массовое производство реактивных снарядов для авиации и сухопутных установок.
        Терновский, возглавлявший артиллерию Охраны водного района Новороссийской базы, впервые увидел такие снаряды в феврале 1942 года у летчиков. Он сразу оценил возможности, открываемые новым оружием перед легкими морскими силами. По настоянию Терновского командующий Новороссийской   базой   капитан   1   ранга Г. Н. Холостяков запросил у командования авиации Черноморского флота несколько комплектов 82-мм РС с самолетными системами запуска для испытаний. Второго марта с направляющих, укрепленных на 45-мм орудиях катера МО-084, был произведен первый выстрел, и в тот же день, чуть позднее, - запуск РС в воздух и стрельба по буксируемому щиту.
        Спустя месяц МО-084, охранявший на переходе транспорт "Пестель", дал ракетный залп по фашистскому самолету, выходившему в атаку на наш конвой. Стена мощных разрывов, ставшая перед торпедоносцем, ошеломила летчика, и он отвернул к берегу. А в журнале боевых действий катера появилась запись:"В районе мыса Утриш залпом РС отбита атака торпедоносца противника".
        Первым кораблем, потопленным советскими ракетными катерами, стала фашистская шхуна, пытавшаяся в ночь на 20 сентября 1942 года скрытно приблизиться к нашему берегу для высадки диверсантов. Артиллеристы находившегося в дозоре охотника МО-091 повредили ее, а торпедный катер ТКА № 54 с самодельными ракетными установками двум залпами добил вражеское судно. Первый удар по береговым объектам нанесли четыре малых охотника, вооруженные четырьмя восьмизарядными установками каждый, сделав пять залпов осколочно-фугасными снарядами.

Next page
Back