Page 1

1    2

КАТЕРА  ДЛЯ ПОГРАНИЧНОЙ ОХРАНЫ

        В начале   агрессии   в   Польшу в 1939 году гитлеровские генералы считали захват военно-морской базы Хель второстепенной   задачей. И с 1 сентября действия немцев здесь, на оконечности косы, с северо-запада вдающейся в глубь Гданьской бухты, ограничивались бомбардировкой немногочисленных польских кораблей с моря и с воздуха. Однако 27 сентября пала Варшава, и дух защитников полуострова надломился: 1 октября началось самочинное уничтожение документов и шифров, а командующий военно-морскими силами контр-адмирал Унруг разрешил «сей, кто хочет, на собственный страх и риск прорываться через вражеские морские дозоры  в нейтральную Швецию.
        Вскоре к адмиралу явилс капитан-лейтенант Е. Милисевич со смелым планом. Он предлагал идти в Швецию окольным путем на катере. Милисевич рассчитывал  проскочить на северо-востоке через фашистские дозоры, которые на этом, как бы тыловом направлении должны быть менее бдительными, чем на северо-западном, а потом в открытом поре повернуть к берегам Швеции. Унруг выразил сомнение в возможности осуществлени плана и лично участвовать в нем отказался, но разрешение на прорыв дал...
        Вечером 1 октября сторожевой катер "Баторий" с погашенными опознавательными огнями выскользнул из Хел и 15-узловым ходом устремился на северо-восток. На его борту находилось пять офицеров и одиннадцать матросов, добровольно пустившихся в рискованное плавание. Ночь была ясная, и это особенно тревожило Милисевича, опасавшегос любых встреч. В полночь наблюдатели "Батория" обнаружили по левому борту огни какого-то судна. Но катер проскользнул за его кормой и остался незамеченным.
        В 8.00 утра моторист доложил, что бензина осталось всего на два часа. Милисевич приказал остановить моторы и запустить дизель экономического хода. Тем временем   корабль вошел в зону шторма и потерял ориентацию. Капитан приказал непрерывно измерять глубину. Первые промеры дали 19 м, еще через две мили глубина оказалась 25 м. Это означало, что "Баторий" миновал подводную мель Хобург и что до шведского острова Готланд уже недалеко.
        Когда развиднелось, польские моряки поняли, что находятся на траверсе маяка, установленного на южной оконечности Готланда. Милисевич приказал запустить моторы и дать полный ход. И тут на горизонте обрисовался силуэт фашистской вооруженной    яхты "Грилль", патрулировавшей поблизости. Встреча с ней не оставляла "Баторию" никаких надежд на спасение, но храбрецам повезло и на этот раз: когда "Грилль" приблизился на расстояние пушечного выстрела, поляки были уже в территориальных водах Швеции, к ним на полном ходу летел шведский торпедный катер "Раньяр".
        Без лишних слов "Баторий" был дозаправлен топливом, и "Раньяр" отконвоировал его в порт Висбю на Готланде,  где  команду  интернировали. А в ноябре сторожевик  "Снаппханен" сопроводил катер в бухту Ваксхольм. Здесь вместе с тремя интернированными лодками и учебным кораблем "Дар Поможа" и простоял первый быстроходный катер польской постройки долгие пять с половиной лет второй мировой войны.
СТОРОЖЕВОЙ КАТЕР "БАТОРИЙ", ПОЛЬША, 1932 г.
Катар пограничной охраны - первый катер польской постройки, разработанный главным конструктором Модлинской верфи  А. Потыралой.  Водоизмещение 26 т. Силовая установка - два бензиновых  мотора  полного хода суммарной мощностью 1100 л. с. и дизель экономического хода мощностью 175 л. с. Полный ход 24,3 узла, экономический - 11 узлов. Длина наибольша 21,2 м, ширина 3,6 м, углубление носом 1,1 г, кормой 1,35 м. Вооружение - два пулемета.
После интернирования в Швеции "Баторий"  вернулся в Польшу в октябре 1945 года, прошел ремонт и был переименован в "Хель". Служа в Войсках Охраны Пограничной, сменил несколько названий - "7 ноября", "Дзержинский", "КР-1". В 1954 году прошел капитальный ремонт, в ходе которого были заменены все двигатели. В 1959 году передан Морскому клубу Добровольного общества содействия флоту. В 1959 году выведен из эксплуатации, а в 1973 году было принято решение об установке в хельском гарнизоне катера "КР-1 - Баторий" в качестве памятника.
        История создания этого корабл восходит к 20-м годам, когда Польша по Версальскому договору получила доступ к Балтийскому морю. Этот выход представлял собой так называемый "Данцигский коридор", в северной его части находился   вольный   город   Данциг (Гданьск) и небольшой 140-километровый участок берега, примыкавший к полуострову Хель. Для охраны побережья в Гданьске и Эльбинге были куплены невооруженные моторные катера М51 - М55, но они оказались не в состоянии нести эффективную службу, поэтому более года польские территориальные воды практически не охранялись.
        В 1921 году для усилени охраны приобрели "Мышливый" - английский катер типа ML, который, однако, не оправдал возлагавшихся  на него надежд.  На следующий год его вывели из состава сторожевых катеров, он стал флагманским кораблем командующего польским флотом. Дело же охраны морской границы препоручили учрежденной в 1922 году таможенной охране. Для этого ей был передан недавно купленный катер "Стражник I", все вооружение которого состояло... из карабинов и револьверов экипажа, катер "Стражник II", базировавшийся в Данциге и не  выходивший  на  патрулирование в территориальные воды, да полицейские катера М51 - М55.
        Неудивительно,  что польское побережье стало местом неслыханной контрабандистской вакханалии. Предприимчивые авантюристы в огромных количествах везли через  морскую границу спирт, сахар, золото, предметы роскоши, деликатесы, антиквариат, используя для этой цели рыбачьи лодки, яхты и частные быстроходные   катера, легко уходившие от таможенников.
        И польскому правительству пришлось всерьез заняться охраной территориальных вод. В 1925 году было решено учредить пограничную охрану и вооружить ее современными быстроходными катерами, купленными за границей. Голландские. французские, английские н итальянские    фирмы   были  готовы взятьс за выполнение заказа. Выступил с инициативой и главный конструктор польской Модлинской судоверфи А. Потырала, предложив построить три малых патрульных катера со скоростью хода 15 узлов и один более крупный с максимальной скоростью 25 узлов.
        Начальство склонялось к заключению контракта с итальянцами, считая, что у польской речной верфи нет опыта разработки морских кораблей. Но инженерная общественность страны поддержала своего соотечественника, обратив внимание на высокие достоинства проекта.
В самок деле. в погоне за высокой скоростью итальянцы остановили свой выбор на остроскулом корпусе с плоским днищем и реданом. А это в условиях Балтики с ее короткой н высокой волной делает длительное пребывание в море мучительным для экипажа.   Кроме того, два  мотора по 450 л. с.,  сообщавшие  катеру контрактную скорость 25 узлов, оказывались крайне неэкономичными при патрулировании на 12-узловом ходу, что вело к неоправданно высоким расходам топлива и, соответственно, к резкому сокращению длительности пребывания корабля в море.
        Инженер Потырала предлагал более обдуманное решение: круглоскулый мореходный корпус и установку не двух. а трех двигателей. Два бензиновых мотора по 550 л. с. каждый должны были сообщать катеру скорость 25 узлов. а для 12 узлового длительного хода предусматривался экономичный 175-сильный дизель, приводящий во вращение средний винт (именно эта особенность и позволила польскому катеру проскочить через фашистские дозоры). Новинкой в судостроительной практике явилосъ и решение изготавливать связи корпуса, обшивку палубы, надстроек и дымовой трубы из легкого дюралюминия.

Next page
Back