Rambler's Top100
Главная страница Оглавление

Корабли проходят испытания

А. И. Сорокин, В. Н. Краснов, 1982 год, издательство Судостроение

 

Торпедные катера конструкции А. Н. Туполева

 

В феврале 1929 г. Совет Труда и Обороны утвердил программу военного кораблестроения страны на 1928-1932 гг. Ее разработала специальная комиссия под председательством К. Е. Ворошилова. В программе предусматривалось строительство 113 кораблей различных классов. На ее осуществление выделялось (без вооружения) 200 млн. руб. Были проведены организационные мероприятия с целью повысить эффективность работы судостроительной промышленности.

Строительство новых надводных кораблей советского флота началось с создания торпедных катеров. Проект первого катера разработал коллектив ЦАГИ под непосредственным руководством выдающегося авиаконструктора А. Н. Туполева (впоследствии академика, дважды Героя Социалистического Труда).
Андрей Николаевич лично участвовал в испытаниях катеров и их сдаче флоту.

Первый опытный катер, спущенный на воду 17 марта 1927г., назывался Первенец. Его испытания заняли четыре месяца. Командиром катера был И. А. Ананьин. В акте о приемке Первенца комиссия отмечала следующее:

"...Принимая во внимание что данный глиссер является опытной конструкцией, комиссия считает, что ЦАГИ выполнил поставленное ему задание полностью и глиссер, независимо от некоторых недочетов специального военно-морского характера, подлежит приему в состав Морских Сил РККА".

Первая группа серийных торпедных катеров (16 единиц) типа Ш-4 (головной назывался АНТ-4) для Балтики и Черного моря принималась Постоянной комиссией в течение 1928 г., а Торпедный катер типа Г-5через четыре года в составе Военно-Морского Флота уже насчитывалось 56 катеров. Катера Ш-4 были вооружены 450-миллиметровыми торпедами. Использование для них двигателей зарубежного производства являлось фактором, сдерживающим их массовое строительство.

Основным типом торпедного катера в советском флоте стал Г-5 (ГАНТ-5) с металлическим корпусом. Головной катер прошел приемо-сдаточные испытания в декабре 1933 г. Государственная комиссия, проводившая испытания, пришла к единодушному заключению, что "торпедный катер Г-5 является лучшим из всех существующих как по вооружению, так и по техническим свойствам".

Мореходные испытания при состоянии моря до 4 баллов показали, что катер "ведет себя хорошо, нет вибрации, устойчив на курсе как без нагрузки, так и с торпедами". Катер был рекомендован к серийному производству. Он имел водоизмещение 14,5 т. Основное оружие состояло из двух 533-миллиметровых торпед. Максимальная скорость (без нагрузки), полученная на испытаниях, составила 60,3 уз, с полным боезапасом - 53 уз. Для катера был создан легкий высокооборотный
двигатель ГАМ-34 мощностью 730 кВт на базе авиационного бензинового двигателя АМ-34 конструкции А. Микулина, впоследствии академика, Героя Социалистического Труда. Двигатель снабжался реверсивной муфтой
Торпедный катер типа Д-3и двойной системой охлаждения.

В предвоенный период серийные торпедные катера типа Г-5 составляли основу легких сил нашего флота. Их перестали строить только в 1944 г., когда кораблестроители создали более совершенный тип катера - Комсомолец.

Г-5 относится к малым катерам. В составе Военно-Морского Флота были и большие торпедные катера типа Д-3 с деревянным корпусом.

Головной катер был предъявлен Постоянной комиссии для испытаний летом 1939 г. Дорабатывался он долго, и первую
серию заложили только в конце 1940 г. В состав флота катера Д-3 начали входить уже в ходе Великой Отечественной войны. Катер имел водоизмещение 31,1 т. Скорость 32 уз обеспечивалась тремя двигателями суммарной мощностью 1862 кВт. Дальность плавания экономическим ходом составляла 355 миль.
В торпедных аппаратах бортового сбрасывания размещались две 533-миллиметровые торпеды. Стрелковое вооружение состояло из двух 12,7-миллиметровых пулеметов ДШК. Экипаж состоял из 9 чел.

Постоянная комиссия, исходя из результатов испытаний, отметила хорошую мореходность катера. Торпедное вооружение с установкой бортового сбрасывания, в отличие от аппаратов желобного типа, позволяло вести стрельбу на любой скорости движения, вплоть до полного хода. В качестве главных двигателей послужили опытные моторы с наддувом, которые испытаниях развили назначенную мощность и частоту вращения и показали вполне удовлетворительные эксплуатационные параметры.

Катера Д-3 не были лишены и недостатков. В частности, отсутствовали специальные вспомогательные моторы для экономического хода, в связи с чем приходилось использовать главные двигатели на малых ходах в невыгодном режиме, что приводило к преждевременному износу и большому расходу топлива.

Катера  Д-3  предназначались  для  боевого  использования преимущественно в ночных условиях вдали от побережья на коммуникациях противника, для набеговых операций, дозорной службы.  Предполагалось  использовать катера  как одиночно, так и в группах, самостоятельно и во взаимодействии с эсминцами. К началу Великой Отечественной войны в Военно-Морском Флоте насчитывалось 269 торпедных катеров. Они успешно
выдержали суровый экзамен войны, продемонстрировав высокие боевые качества, и нанесли врагу немалый урон.

"Несмотря на то, что заполярный морской театр является весьма трудным для действий малых кораблей, - пишет Герой Советского Союза адмирал В Н Алексеев, известный советский катерник военных лет, - североморские торпедные катера во взаимодействии с подводными и надводными кораблями, а главным образом с морской авиацией, потопили и вывели из строя 78 транспортов и кораблей противника".

Даже буржуазные историки вынуждены были признать большую эффективность действия торпедных катеров Северного флота Немецкий историк Ю. Мейстер в книге "Война на море в восточноевропейских водах в 1941-1945 гг.", изданной в Мюнхене в 1958 г., пишет:

" Русские катера нападали днем так же, как и ночью. Часто они поджидали немецкие караваны, укрываясь за скалами в маленьких бухтах...
Русские торпедные катера стали постоянно растущей угрозой для немецких конвоев".

Отважно действовали североморские торпедные катера и в десантных операциях. Бригада торпедных катеров Северного флота, которой командовал капитан 1-го ранга А. В. Кузьмин, была награждена орденом Красного Знамени. Звания Героя Советского Союза удостоены девять катерников, а капитан-лейтенант А. О. Шабалин стал дважды Героем Советского Союза. Уже в 1943 г. рубку его торпедного катера украшала
цифра "5", означавшая число потопленных вражеских кораблей.

Среди    прославленных    балтийских    катерников Советского Союза капитаны 3-го ранга В. П. Гуманенко и Б. П. УщевЕ. А. Осипов, капитан-лейтенанты А. И. Афанасьев, В. М. Жильцов, А. Г. Свердлов, Б. П. Ущев.

В. П. Гуманенко отличился уже в первые недели войны. 13 июля 1941 г. четыре катера под его командованием атаковали фашистский конвой, состоявший из 48 кораблей и транспортов. Под прикрытием дымовой завесы они прорезали строй конвоя и торпедами потопили эскадренный миноносец, два транспорта с войсками и баржу с танками. Внезапность удара и боевое мастерство катерников позволили им без потерь вернуться на базу.

О высокой живучести, надежности механизмов и оборудования катеров Г-5 свидетельствуют многочисленные боевые эпизоды. В результате нападения вражеских самолетов 21 мая 1943 г. торпедный катер ТКА-23 Краснознаменного
Балтийского флота, находившийся у острова Лавенсари, получил несколько десятков пробоин, потерял ход. На катере начался пожар, вышел из строя ряд механизмов. Большинство членов команды получили ранения. И все же экипажу удалось
удержать катер на плаву, а с помощью подошедшего ТКА-33 пожар был потушен, пробоины заделаны, и катер вскоре снова был введен в строй.

30 октября 1943 г. соединение наших катерных тральщиков производило траление в Нарвском заливе. Внезапно появились шесть вражеских сторожевых кораблей и больших тральщиков,
которые начали обстрел тралящих кораблей. На помощь катерным тральщикам пришла группа торпедных катеров под командованием капитан-лейтенанта В. П. Гуманенко. Катера устремились в атаку.

Разрывом снаряда была разрушена носовая часть катера, которым командовал старший лейтенант С. Глушков. Несмотря на повреждение, Глушков сумел довести катер до дистанции стрельбы и двумя торпедами потопил вражеский тральщик.

Вторым шел катер лейтенанта В. Газина. В момент прорыва завесы заградительного огня осколком снаряда перебило штуртрос на катере. Но атака продолжалась. Одному из матросов, пришедшему на помощь командиру, нечеловеческими усилиями удалось удержать катер на боевом курсе. В результате атаки был потоплен второй тральщик противника. Остальные вражеские корабли поспешили уйти из района траления.

В течение 1943 г. бригада торпедных катеров, которой командовал капитан 1-го ранга Е. В. Гуськов, совершила 43 выхода на поиск противника, произвела 40 торпедных атак, выставила 1000 мин.

Образцы мужества и воинского мастерства вписали в летопись войны и черноморские катерники. Особенно активно действовали катера в 1944 г. Дерзкие удары по конвоям противника наносили катера из бригад, которыми командовали капитаны 2-го ранга В. Т. Проценко и Г. Д. Дьяченко. С 11 апреля по 12 мая катера совершили 268 выходов.

По инициативе Управления кораблестроения ВМФ (начальник вице-адмирал-инженер Н. В. Исаченков) заводские конструкторы на базе армейских реактивных установок М-13М и М-8-М ("катюш") разработали установки 16-М-13 и 24-М-8, которыми начали вооружать главным образом катера. Это явилось неожиданностью для врага. Взаимодействие катеров с реактивным вооружением и обычных торпедных катеров
давало исключительно большой эффект.

Тринадцати черноморским катерникам присвоено звание Героя Советского Союза. Среди них старшие лейтенанты А. Г. Кананадзе и М. П. Подымахин, в послевоенные годы проходившие службу в Постоянной комиссии .

Участвовали торпедные катера Черноморского флота и в высадке десантов, в том числе и в известной Новороссийской операции, в которой они сыграли роль могучего тарана, взломавшего укрепленные ворота противника и открывшего путь десанту.

Оглавление

?
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru