Rambler's Top100
Главная страница Оглавление

Корабли проходят испытания

А. И. Сорокин, В. Н. Краснов, 1982 год, издательство Судостроение

 

"Охотники" за подводными лодками и сторожевики

 

В конце второй пятилетки на вооружение Военно-Морского Флота поступили сторожевые катера типа МО-4 и МО-2 (малые "охотники"). Чаще их называли "морскими охотниками". Это был многочисленный класс кораблей. В 1940 г. прошли Малый "охотник" типа МО-4испытания и были приняты в состав флота более четырех десятков катеров МО-4.             Только в составе Черноморского флота
к началу войны насчитывалось 42 " морских охотника". Во время войны соединения сторожевых катеров пополнялись за счет поступления на флот катеров типа ОД-200.

" Морские охотники" предназначались главным образом для поиска и уничтожения подводных лодок. При длине 26,9 м, ширине 4,2 м и осадке 1,5 м катера имели водоизмещение около 56 т. Скорость полного хода превышала 27 уз. В качестве главной механической установки служили три двигателя ГАМ-34 мощностью по 635 кВт. На экономической скорости около 17 уз катер мог пройти расстояние до 1200 миль. На палубе охотника были установлены две 45-миллиметровые пушки. Кроме того, имелись два 12,7-миллиметровых пулемета.

Уже в первый период войны выявилась потребность повысить живучесть катеров, усилить их корпус, состоявший из трехслойной деревянной обшивки. По предложению инженер-капитана 1-го ранга Б. Я. Красикова и старшего инженер-лейтенанта Ф. С. Шлемова, катера МО-4 стали частично бронировать. В частности, бронировали козырьки и отвесы ходовых мостиков, отсеки бензоцистерн. Перед 45-миллиметровым
орудием установили броневые щитки. На баке ставили съемные щитки. В результате бронирования живучесть катеров повысилась, снизились потери личного состава от огневого воздействия. А для Балтийского флота были созданы специальные бронированные "малые охотники" (БМО), которые вписали немало славных страниц в боевую летопись флота.

Для обнаружения подводных лодок на " морском  охотнике" имелась шумопеленгаторная или гидролокационная станция, а для уничтожения лодок - 24 малые глубинные бомбы. Атака обнаруженной лодки завершалась прицельным бомбометанием. При групповых атаках производилось серийное бомбометание
для увеличения площади и вероятности поражения.

Но не только противолодочными задачами ограничивалась боевая деятельность сторожевых катеров. Во время войны они использовались в десантных операциях, для постановки минных заграждений, дозорной службы, конвоирования транспортов и эскортирования подводных лодок, высадки разведывательных
групп и подавления огневых точек противника на берегу. Это были настоящие труженики войны на море.

В книге "Малая земля" Л. И. Брежнев с теплотой вспоминает об этих небольших, но грозных кораблях:

"...мы взяли курс на Малую землю. Шли под охраной "морских охотников"... Откуда-то справа вырвались два вражеских торпедных катера, их встретили сильным огнем наши "морские охотники...".

Насколько универсальными и "ходовыми" были "морские охотники", можно судить по наплаванности и боевой деятельности нескольких черноморских катеров. К февралю 1944 г. на боевом счету сторожевого катера СКА-022, которым командовал старший лейтенант Г. П. Павлов, имелось 586 боевых походов, им было пройдено 50 тыс. миль. Только за три месяца 1942 г. катер 45 суток находился в море, отконвоировал 29 транспортов, 25 раз отбивал налеты авиации, израсходовал 267 снарядов.

В рубке СКА-084 во время войны висел листок с записью боевого счета: "отконвоировано транспортов и военных кораблей 184, уничтожено мин 20, проведено боев с вражескими самолетами 55, уничтожено самолетов 1, катеров противника 2". Геройски действовали катера в Керченско-Феодосийской и Новороссийской десантных операциях.

Первым в Феодосийский порт ворвался катер МО-0131 под командованием лейтенанта И. Г. Черняка. Обстреляв из крупнокалиберного пулемета причалы, он подошел к защитному молу и высадил штурмовой отряд в составе 28 человек и гидрографическую партию. Десантники захватили маяк и две противотанковые пушки, прикрывавшие вход в порт. Тем самым был существенно облегчен прорыв других катеров и кораблей.

Вторым в гавань вошел МО-013, который вел огонь из 45-миллиметровой пушки и пулеметов. На ходовом мостике катера рядом с командиром лейтенантом Н. Н. Власовым находился командир отряда высадки капитан-лейтенант А. П. Иванов. Десантники высадились на Широкий мол, очистили его от противника и приготовились к швартовке других кораблей. За первыми двумя катерами в порт ворвались остальные "морские охотники", с которых высадились штурмовые группы общей численностью 266 чел.

Сторожевые катера Очемчирского отряда (командир капитан-лейтенант А. А. Житко) высадили на причалы бухты Камыш-Бурун первый эшелон горнострелковой дивизии. Образцы мужества и героизма проявили экипажи катеров МО-084, МО-091, МО-100, МО-143.

После прорыва сквозь огневую завесу и высадки десантников МО-143 получил повреждение. Погиб командир "морского охотника" старший лейтенант И. В. Леднев (ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза). После устранения повреждений катер вернулся в Тамань за другой группой десантников. С новым командиром лейтенантом В. Пономаревым катер снова отправился в Камыш-Бурун.

В ходе второго рейса от взрыва вражеского снаряда на катере загорелся бензин. Погиб командир. Начали взрываться боезапасы. Из-за пробоин носовая часть ушла под воду. Экипаж дрался до последнего. Кормовое орудие вело огонь до полного израсходования боезапаса. Когда стала погружаться в воду и корма катера, оставшиеся в живых четверо моряков прыгнули в воду, доплыли до берега, а через трое суток вышли в расположение наших войск.

Катером МО-084 командовал лейтенант А. Г. Кривоносов (впоследствии капитан 1-го ранга, испытатель кораблей).

Во время Новороссийской операции десантную группу во главе с капитан-лейтенантом В. А. Ботылевым (впоследствии Героем Советского Союза) высаживал СКА-081, которым командовал старший лейтенант С. Г. Флейшер. На катере находился командир второго отряда высадки капитан-лейтенант Д. А. Глухов (впоследствии Герой Советского Союза). На подходе к причалу катер получил подводную пробоину. Из строя вышли вспомогательные механизмы.. В машинное отделение стала поступать вода. Но катер продолжал идти максимальным ходом, и только после высадки десантной группы начали заделывать пробоину.

Трижды прорывался в Новороссийск с группами десантников катер СКА-084. В третьем походе командир катера старший лейтенант В. Ф. Школа погиб.

Высокое воинское мастерство и стойкость показал в Новороссийской операции экипаж сторожевого катера под командованием старшего лейтенанта С. Н. Баженова.

Командиры дивизионов сторожевых катеров капитан 3-го ранга Г. И. Гнатенко и капитан-лейтенанты Ф. С. Дьяченко и Н. И. Сипягин удостоены звания Героя Советского Союза.

Три дивизиона "морских охотников" -Черноморского флота награждены орденом Красного Знамени, а СКА-065 стал гвардейским кораблем. Под командованием старшего лейтенанта П. Сивенко СКА-065 отконвоировал 118 судов с оружием и боеприпасами, высадил более 2000 солдат и офицеров десантных
войск, выдержал десятки боев с вражескими катерами и авиацией.

Активно и успешно действовали сторожевые катера Балтийского и Северного флотов. 18 июля 1944 г. сторожевой катер МО-304 (командир старший лейтенант А. В. Аникин), находившийся в дозоре у северного выхода из пролива Бьеркезунд, был атакован немецкой подводной лодкой. В результате попадания торпеды носовая часть катера по рубку была оторвана. Живучесть "морского охотника" позволила командиру довести катер задним ходом до Койвисто.

Вскоре подобным же образом был атакован дозорный катер МО-107 (командир старший лейтенант Е. П. Курочкин). Взрывом торпеды был оторван нос "морского охотника" до бензобака. Катер не затонул, остался на плаву, а затем на буксире был уведен на базу.

Подвиг МО-103 под командованием старшего лейтенанта А. П. Коленко вошел в историю второй мировой войны. Катер с помощью гидролокационной станции обнаружил немецкую подводную лодку и глубинными бомбами потопил ее. С лодки были захвачены в плен командир и пять человек из экипажа.
Советские водолазы подняли лодку. Это была
U-250. В ее торпедных аппаратах находились новейшие самонаводящиеся акустические торпеды Т-5, обладавшие большой эффективностью. Секрет устройства торпеды был раскрыт советскими и  английскими специалистами, что помогло найти меры борьбы с ней.

Отважно и умело действовали на Балтике экипажи "охотников" из дивизиона, которым командовал капитан 3-го ранга И. П. Чернышев.

В начале июля 1941 г. сторожевой катер Северного флота МО-121, посланный для снятия с берега группы корректировщиков, был атакован сразу 18 "юнкерсами". В неравном бою экипаж "охотника" проявил высокое воинское мастерство и мужество. Огнем 45-миллиметровых пушек и пулеметов были сбиты два пикировщика. Несмотря на серьезные повреждения, боеспособности катер не потерял.

МО-112, у которого на буксире шел поврежденный катер, 11 мая 1943 г. подвергся атаке семи фашистских истребителей. Команды катеров сбили два самолета, остальные обратились в бегство.

Командирам североморских "морских охотников" МО-424 и МО-429 старшим лейтенантам Н. Г. Ханскому и Б. М. Ляху было присвоено звание Героя Советского Союза. Этого высокого звания был удостоен и командир дивизиона сторожевых катеров капитан 3-го ранга С. Д. Зюзин.

Значительно раньше сторожевых катеров были спроектированы и построены сторожевые корабли, которые моряки называли "кораблями плохой погоды". За головным Ураганом последовала летом 1927 г. закладка серийных: Циклон, Гроза, Вихрь, Тайфун, Смерч.

Ураган испытывался в 1930 г. Командовал кораблем Г. А. Визель, впоследствии долгое время служивший в Постоянной комиссии. Руководил испытаниями А. К. Векман. Он же испытывал и первый серийный корабль Тайфун.

Сторожевые корабли Метель, Вьюга, Гром, Молния и ряд других, предназначенные для Тихоокеанского флота, в разобранном виде перевозили по железной дороге на Дальний Восток. Там их собирали и после испытаний принимали в состав флота.

Так, 4 октября 1935 г. вошел в строй сторожевой корабль Бурун, которым в то время командовал С. Г. Горшков, ныне Адмирал Флота Советского Союза, главнокомандующий Военно-Морским Флотом. Его подпись стоит на приемном акте № 173 вместе с подписью уполномоченного Постоянной комиссии Н. К. Никонова, проводившего приемо-сдаточные испытания. Проектировал сторожевой корабль коллектив конструкторов под руководством В. А. Никитина.

При водоизмещении 500 т сторожевики имели весьма внушительный комплекс оружия: артиллерийского в составе двух 102-миллиметровых и трех 37-миллиметровых орудий, торпедного (один трехтрубный аппарат диаметром 450 мм) и противолодочного, состоящего из 30 глубинных бомб и двух бомбометов.

Сторожевики могли принять на борт 48 мин. Имели они и два параван-трала типа К-1. Экипаж корабля состоял из 108 чел. При мощности главных механизмов 4600 кВт скорость полного хода достигала 23 уз. При следовании экономическим ходом со скоростью 14 уз сторожевик проходил 1200 миль.

За годы предвоенных пятилеток в состав Военно-Морского флота было принято около двух десятков сторожевых кораблей. Часть из них позже перешла в морскую пограничную охрану. Перед самой войной конструкторы разработали новый проект сторожевого корабля типа Ястреб водоизмещением 1059 т со скоростью до 31 уз. Главный калибр его артиллерии составляли 85-миллиметровые пушки. Однако серийная постройка этого проекта развернулась уже после войны.

Сторожевые корабли предназначались для охранения крупных кораблей и конвоев от атак подводных лодок в море и при стоянке на открытых рейдах. В годы Великой Отечественной войны сторожевики, кроме того, участвовали в десантных операциях, минных постановках, перевозили войска и технику. Немало ярких страниц, связанных с боевой деятельностью этих кораблей, занесено в летопись войны. Испытания военных лет они выдержали успешно.

Сторожевые корабли Балтийского флота Снег и Туча вместе с тремя эсминцами в составе отряда под командованием капитана 1-го ранга Б. В. Хорошкина 6 июля 1941 г. первыми вступили в бой с кораблями противника. В результате боя один вражеский корабль был потоплен и один поврежден.

Сторожевые корабли Северного флота не раз оказывали артиллерийскую поддержку приморскому флангу армии. Артиллерия Грозы и Смерча во взаимодействии с другими кораблями существенно помогла в срыве наступления фашистских войск на полуостровах Средний и Рыбачий в июле 1941 г.  До конца первого года войны эти корабли сделали по 13 выходов в море для стрельбы по береговым целям, нанесли существенный урон врагу. Смерч и Гром огнем своих пушек поддерживали десант морской пехоты, высаженный на
южное побережье Мотовского залива в конце апреля 1942 г.

Сторожевой корабль Бриз под командованием капитан-лейтенанта В. А. Киреева прославился своим тараном вражеской подводной лодки 25 ноября 1941 г.

Черноморские корабли Шквал и Шторм участвовали в набеговых операциях на коммуникации противника. Тихоокеанский сторожевик Метель за мужество и героизм личного состава в боях с японскими империалистами получил звание гвардейского корабля, а командиру капитан-лейтенанту Л. Н. Балякину присвоено звание Героя Советского Союза.

Оглавление

?
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru