Rambler's Top100
Главная страница Оглавление

Корабли проходят испытания

А. И. Сорокин, В. Н. Краснов, 1982 год, издательство Судостроение

 

Создавались новые приборы

 

Одновременно со строительством кораблей разрабатывались и испытывались новые системы оружия и защиты, приборы управления огнем, навигационная аппаратура, средства связи и обнаружения.

В 1932 г. на Научно-испытательном морском артиллерийском полигоне испытывалось 180-миллиметровое орудие с качающейся частью, предназначенное для башен крейсера Красный Кавказ.

По баллистическим качествам это орудие превосходило лучшие зарубежные образцы такого же калибра. Предельная дальность стрельбы при снаряде весом 97,5 кг составила 37,8 км.

С 1935 по 1941 г. прошли отработку и испытания 152-, 130- и 100-миллиметровые артиллерийские установки, а также полуавтоматические и зенитные автоматические пушки калибром от 25 до 100 мм.

Для строящихся линейных кораблей типа Советский Союз на морском артиллерийском полигоне испытывалось самое крупное 406-миллиметровое орудие. Снаряд весом более тонны достигал дальнобойности 45 км.

О боевых качествах созданной тогда морской артиллерии главнокомандующий Военно-Морским Флотом Адмирал Флота Советского Союза С. Г. Горшков в своей книге пишет:

"Наши корабли предвоенной постройки имели первоклассную по тому
времени артиллерию, превосходившую по своей ударной мощи, скорострельности и дальнобойности лучшие артиллерийские системы флотов капиталистических государств".

Проходили испытания на кораблях новейшие приборы управления артиллерийским огнем. В 1926 г. начались работы по проектированию системы приборов управления стрельбой (ПУС) для крейсера Красный Кавказ, а через три года были разработаны системы управления зенитным огнем (МПУАЗО). Весьма совершенную систему ПУС с центральным автоматом создали конструкторы для главного калибра крейсера
Киров в 1937 г. Система прошла государственные испытания вместе с кораблем. Позже для крейсеров Максим Горький и Молотов конструкция системы была улучшена за счет использования апериодического двухроторного гирокомпаса. Опытный образец успешно прошел испытания на крейсере Ворошилов.

Для  определения  угла  качки  корабля  стала  применяться гировертикаль. Данные от нее непрерывно поступали в систему ПУС  для   учета   влияния   качки   на   орудийную   наводку   и стрельбу.

Созданная для легких крейсеров система приборов управления зенитным огнем обеспечивала автоматическую наводку зенитных орудий на цель и позволяла осуществлять стрельбу по скоростным надводным и воздушным целям.

Впервые на крейсерах появились так называемые стабилизированные посты наводки (СПН). Пост автоматически удерживался при качке в горизонтальном положении, а также стабилизировался по курсу.

Для эсминцев была создана упрощенная система управления зенитной стрельбой. Центральный прибор системы - зенитный автомат стрельбы выдавал данные центральной наводки для стрельбы по воздушной и морской целям. Стрельбу по внезапно появляющейся цели на малых дистанциях и в условиях плохой видимости можно было осуществить по показаниям специального ночного визира.

Была разработана система приборов управления торпедной стрельбой (ПУТС), позволившая производить стрельбу и днем, и ночью. Корабельные торпеды 53-38 и 45-33 по скорости и массе заряда не уступали лучшим образцам иностранных торпед. Принятые на вооружение в июле 1941 г. парогазовая торпеда 53-39 (самая скоростная в мире - 51 уз) и в сентябре 1942 г. бесследная электрическая торпеда ЭТ-80 позволили
значительно повысить эффективность и ударную мощь торпедного оружия.

Совершенствовались штурманские приборы. В годы второй пятилетки был создан гирокомпас типа "Курс", надежность и точность которого заслужили похвалу моряков.

Известный конструктор гидроакустической техники Н. И. Сигачев разработал магнитострикционный эхолот. Оснащались корабли и новыми гидравлическими лагами.

Особенно быстро развивалась корабельная радиоэлектроника и в первую очередь средства радиосвязи. В 1927-1934 гг. отечественная промышленность освоила производство комплексной системы радиовооружения для кораблей и береговых постов. Называлась она "Блокада-1". В нее входили семь типов длинно- и средневолновых радиостанций, два типа коротковолновых и один тип ультракоротковолновых радиостанций, а
также четыре типа радиоприемников.

На кораблях различных классов устанавливались радиостанции "Ураган", "Шторм", "Шквал", "Бриз", "Бухта", "Рейд", приемники "Ветер", "Якорь", "Дозор", "Куб-4" и другая радиоаппаратура.

В комплекс "Блокада-2" входили радиопередатчики "Шторм", "Скат", "Щука", "Бриз" и "Ерш", работавшие в коротковолновом диапазоне от 20 до 200 м. С коротких волн начинался диапазон работы и новых корабельных радиоприемников "Пурга", "Вихрь", "Ерш", "Метель", "Вьюга".

При возрастании насыщенности кораблей радиосредствами появилась проблема обеспечения возможности одновременной работы различной радиоаппаратуры (по современной терминологии проблема электромагнитной совместимости). На необходимость ее решения указывали и испытатели, и эксплуатационщики. В первое время проблема решалась путем территориального разнесения на корабле передающих и приемных радиосредств. Конструкторы стали предусматривать раздельные помещения для передающего и приемного радиоцентров. Осуществлялось дистанционное управление передатчиками из приемного радиоцентра.

Первая радиолокационная станция была установлена и испытана на крейсере Молотов Черноморского флота. Станция называлась "Редут-К". Ее эффективность так высоко оценило командование флота, что уже 24 июля 1941 г. между крейсером, штабом флота и командным пунктом противовоздушной обороны Севастополя была установлена прямая телефонная связь для оперативной передачи результатов наблюдения.

В марте 1944 г. на эсминце Громкий Северного флота прошла испытания в боевой обстановке отечественная радиолокационная станция "Гюйс". Станция показала высокие тактико-технические и эксплуатационные качества и стала прототипом для разработки последующих модификаций корабельных радаров. После успешных испытаний радиолокационных станций "Тюйс-1М" на тральщике Владимир Полухин и "Гюйс-2" на эсминце Огневой обе станции были приняты на вооружение и запущены в серийное производство.

В ходе войны разрабатывались и проходили испытания не только радиолокационные станции обнаружений, но и станции управления артиллерийским огнем (станции орудийной наводки). Так, для легких крейсеров были разработаны станции "Юпитер" и "Марс", а для эсминцев - "Марс-2" и "Вымпел-2".

Учитывая возрастающую роль подводных лодок в боевых действиях на море, командование Военно-Морского Флота уделяло серьезное внимание развитию гидроакустических средств обнаружения, оснащению ими новых кораблей. В 1934-1944 гг. промышленность изготовила ряд образцов гидроакустической техники. Испытывалась техника как на новых кораблях, так и находившихся в составе флота.

Для  подводных  лодок  были  созданы  шумопеленгаторные станции с эллиптической базой типа "Марс", зарекомендовавшие себя   с   лучшей   стороны   уже   в первые   дни   Великой   Отечественной войны.

В состав вооружения многих крейсеров и эсминцев вошли станции звукоподводной связи типа "Арктур". Аналогичными станциями связи типа "Вега" и "Сириус" оснащались и подводные лодки. Для малых надводных кораблей была разработана станция "Персей", а в качестве средства обнаружения подводных лодок предусматривались шумопеленгаторы "Посейдон" или "Цефей-2".

Отечественный гидролокатор "Тамир", позволявший обнаруживать как шумящие, так и нешумящие подводные цели, появился на кораблях в 1940 г. Государственные испытания опытного образца гидролокатора проходили 20-21 ноября 1940 г. на "малом охотнике" МО-521 Краснознаменного Балтийского флота.

Испытания дали хорошие результаты и гидролокатор был  запущен в серийное производство. "Тамир" стал основной отечественной гидролокационной станцией для обнаружения подводных лодок. В 1941 -1942 гг. на кораблях было установлено 285 комплектов станций типа "Тамир".

Рост оснащенности кораблей новыми приборами управления оружием, средствами обнаружения, навигационной и связной техникой обусловливал необходимость увеличения объема испытаний и усложнения их организации. От испытателей требовались глубокие и разносторонние знания новой техники, поступавшей на флот.

Оглавление

?
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru