Rambler's Top100
Главная страница Оглавление

Корабли проходят испытания

А. И. Сорокин, В. Н. Краснов, 1982 год, издательство Судостроение

 

В блокадном Ленинграде

 

К началу Великой Отечественной войны на верфях страны в стадии постройки в разной степени готовности находились три линкора, два тяжелых и 10 легких крейсеров, 45 эсминцев и 91 подводная лодка .

Война прервала строительство многих кораблей. В связи с продвижением противника к Ленинграду и на юг страны, а также с загрузкой судостроительных заводов другими заказами объем строительства резко сократился. По согласованию с командованием Военно-Морского Флота судостроительная промышленность перешла в основном к строительству подводных лодок, боевых катеров, а несколько позже и тральщиков.

Корабли среднего водоизмещения, имевшие большую степень готовности, с верфей, находившихся под угрозой оккупации, переводились в другие районы страны для прохождения государственных испытаний.

На Балтике в день начала войны на государственных испытаниях находились эсминцы Статный, Страшный и Свирепый. На двух последних большинство образцов вооружения и механизмов было уже проверено в морских условиях с получением удовлетворительных результатов. В связи с военной обстановкой командование 23 июня приняло решение прекратить испытания этих эсминцев и поднять на них флаги Военно-Морского Флота.

Статный был предъявлен Постоянной комиссии на государственные испытания 18 июня. За три предвоенных дня удалось частично проверить главную механическую установку, выполнить артиллерийские стрельбы и прострел торпедных аппаратов. Однако многие пункты программы испытаний оставались незакрытыми. До 27 июня Комиссия продолжала испытывать корабль, а затем передала его в состав Краснознаменного Балтийского флота.

По постановлению Государственного комитета обороны 10 июля 1941 г. была прекращена постройка линейного корабля Советский Союз, всех крейсеров, части эсминцев и подводных лодок, которые имели невысокий процент готовности. В результате усилий Постоянной комиссии уже в первые месяцы войны флот получил шесть эсминцев, пять подводных лодок и ряд других кораблей и катеров.

После проведения сокращенных испытаний Постоянная комиссия приняла эсминец Скорый. Эсминцы Отважный и Образцовый, сторожевые корабли Ястреб, Коршун, Зоркий и Орел, на которых испытания еще не были начаты, передислоцировали: с обстреливаемой акватории в относительно безопасное место.


Сторожевой корабль ЯстребНесколько подводных лодок было отправлено по внутренним водным путям в глубь страны для завершения строительства и испытаний. Там начали создавать сдаточные базы.

Находившиеся в большой готовности эсминцы Строгий и Стройный в ночь на 21 августа по приказу Военного совета ленинградского фронта ушли на артиллерийские позиции в район Ново-Саратовской колонии против устья реки Усть-Ижоры.  При участии личного состава кораблей удалось завершить в
первую очередь работы, связанные с артиллерийскими установками и системами управления стрельбой. Не было сжатого воздуха, не хватало электроэнергии, отсутствовали нужные инструменты и приспособления. Но, несмотря на это, в невиданно короткий срок, в условиях бомбежек и постоянной контрбатарейной стрельбы корабли были введены в строй. Главный и зенитный калибры испытывались боевой стрельбой по
врагу.

31 августа Строгий и Стройный после подписания приемных актов официально вошли в состав отряда кораблей реки Невы Краснознаменного Балтийского флота. В то суровое время ими командовали капитан 2-го ранга Ф. Ф. Тыршклевич и капитан 3-го ранга А. Н. Гордеев.

Турбинные тральщики Владимир Полухин и Василий Громов проходили испытания под огнем противника. В начале сентября 1942 г. головной тральщик Владимир Полухин испытывал артиллерийское вооружение. Командир корабля капитан-лейтенант С. В. Панков получил приказ бить по шпилю Петергофской
церкви, где засели фашистские наблюдатели и корректировщики огня. Испытания артиллерийских установок тральщика были зачтены с высокой оценкой.

Несмотря на сложную обстановку, вся программа испытаний обоих тральщиков была успешно выполнена. Тральные силы Балтийского флота получили современные противоминные корабли. Тральщик Владимир Полухин был вооружен двумя 100-миллиметровыми орудиями в носу и корме, одной 45-миллиметровой, тремя 37-миллиметровыми и тремя 20-миллиметровыми пушками. В состав трального вооружения входило два параван-трала, а противолодочного - 30 глубинных бомб. В перегруз могли быть приняты 20 мин образца 1926 г. Корабль был оснащен размагничивающим устройством системы ЛФТИ.
Два турбозубчатых агрегата суммарной мощностью около 5000 кВт сообщали тральщику скорость с тралом до 19 уз. Дальность плавания экономическим ходом составила 2000 миль. Экипаж корабля состоял из 150 чел.1

В 1942 г. в условиях блокадного Ленинграда испытания и приемка новых и отремонтированных кораблей были связаны с особыми трудностями. Отсутствовали необходимые акватории для ходовых испытаний. Но сдатчики и испытатели изыскивали различные пути решения проблемы. Так, при испытаниях сторожевого корабля Тайфун после капитального ремонта было использовано узкое пространство на Неве между Володарским и Финляндским мостами. Но как в этих условиях проверить скорость полного хода при работе на полную мощность обоими турбоагрегатами? И снова нашли выход. Установку испытывали поочередной работой турбин с последующим пересчетом. Корабль успешно прошел сокращенную программу испытаний и в
начале августа 1942 г. уже смог выйти на боевое задание. В ремонте и испытаниях Тайфуна вместе с судостроителями активно участвовали офицеры Н. Г. Панов, М. В. Житенев, В.М.Ларионов, С. Ф. Крестьянкин.

Сторожевой корабль Ястреб, несмотря на обстановку фронтового города, прошел ходовые испытания по полной программе и был передан флоту в высокой степени боеготовности.

Успешно выполнили ленинградские судостроители заказ на постройку более 65 торпедных катеров и "морских охотников". В короткий срок был спроектирован и построен морской бронекатер. В ноябре 1942 г. он вышел на ходовые Бронированные малые охотники (БМО) перед ходовыми испытаниямииспытания. Правда, из-за ледовой обстановки в Финском заливе провести испытания в полном объеме не удалось, но уже первые их результаты показали высокие боевые качества нового катера; недаром впоследствии моряки справедливо назвали такие катера малыми канонерскими лодками.

Водоизмещение бронекатера составляло 150 т, скорость полного хода- 18 уз. Вооружен он был двумя башенными 85- или 100-миллиметровыми орудиями, одним 37-миллиметровым автоматом и несколькими пулеметами. Броня цитадели и рубки имела толщину от 30 до 55 мм. Экипаж состоял из 38-42 чел. Несколько катеров были оснащены устройствами для пуска реактивных снарядов .

Эти катера предназначались главным образом для ведения боевых действий в шхерных районах Балтийского моря, для огневой поддержки сухопутных войск и десанта и обеспечения легких сил флота. Морские бронекатера использовались также в дозорной службе, для конвоирования транспортов и перевозки войск и техники.

Для доставки грузов в Ленинград в летнее время по Ладоге ленинградские судостроители строили сухогрузные баржи грузоподъемностью 900 т. Первую баржу удалось построить весной 1942 г. рекордно короткий срок, за 20 дней. Испытателями стали моряки Ладожской военной флотилии. Испытывали баржи сразу по прямому назначению - для перевозки грузов между восточным побережьем Ладоги в районе поселка Кобона и бухтой Осиповен на западном побережье.

Морской бронекатер (МБК)

Для перевозок грузов по Ладоге на Кронштадтском морском и ленинградских заводах строились и мелкие суда - тендеры и плашкоуты водоизмещением 15-25 т.          Главным конструктором и строителем тендеров был Б. В. Плисов. Только в 1942 г было построено 118 тендеров. Они выходили в рейс почти в любую погоду и курсировали на 30-километровой линии Кобона - Осиновец, перевозя людей и грузы, а также участвуя в остановке дымовых завес во время налетов авиации противника  Отрядом тендеров, переданных Ладожской военной флотилии   командовал  капитан   1-го  ранга  Ф.  Л.  Юрковскии. В составе флотилии успешно действовали канонерские лодки, переоборудованные ленинградскими судостроителями  и кронштадтскими судоремонтниками из грузоотвозных шаланд.

Одной из самых важных задач, выпавших на долю ленинградских судостроителей и балтийских моряков, стал ремонт поврежденных кораблей. Как правило, ремонтные работы велись в условиях вражеских артиллерийских обстрелов и бомбардировок Нередко ремонтирующиеся корабли получали больше повреждений от обстрелов и бомбардировок, чем до прихода на завод Но судостроители и моряки делали все для того, чтобы
корабли возвращались в боевой строй в назначенный срок. "Мы не прекращали работы ни днем, ни ночью, даже под огнем противника",- говорит ветеран завода им. А. А Жданова, известный конструктор-кораблестроитель О. Ф. Якоб .

Испытывали и принимали отремонтированные корабли от заводов, как правило, экипажи кораблей под наблюдением представителей Управления кораблестроения. Так принимался например, после 43-дневного ремонта крейсер Максим Горький на котором была поставлена новая носовая оконечность взамен оторванной в результате взрыва вражеской мины. 10 августа 1941 г командир крейсера капитан 1-го ранга А. Н. Петров вывел корабль на сдаточные ходовые испытания.

Проходили испытания после восстановительного ремонта лидеры Минск и Ленинград, подводная лодка М-90 и многие другие корабли. Высокой оценки заслужила деятельность представителей Управления кораблестроения ВМФ в Ленинграде во главе с А А. Якимовым. Оригинально, например, была решена ими проблема испытаний главных двигателей подводных лодок на полную мощность.

П. Г. Котов

Военный инженер Е. С. Мартынчик предложил упереть лодку носом в специальное устройство из металла и дерева на акватории завода и работать дизелями на полную нагрузку. Для устойчивости на
курсе с кормы лодки заводились небольшие якоря.  Много труда в дело испытаний подводных лодок после ремонта вложил И. В. Сычиков.

Высококачественная корабельная сталь, имевшаяся на ленинградских заводах, хорошо послужила делу обороны города. Из нее были сделаны и установленные на ближних подступах мощные долговременные укрепления (доты). Оперативную группу по созданию броневого пояса из семи тысяч "корабельных" дотов возглавлял инженер-капитан-лейтенант П. Г. Котов (ныне адмирал-инженер, заместитель главнокомандующего Военно-Морским Флотом).

Постоянная комиссия в конце 1941 г. передислоцировалась в один из волжских городов и стала заниматься главным образом испытаниями достраивающихся кораблей на Каспийском море и в южных портах Черного моря, где находились сдаточные базы. Комиссию с 1942 г. возглавлял контр-адмирал
В. Ф. Заяц, имевший большой опыт командования кораблями
и соединениями. Уже в 1927 г. он командовал эскадренным миноносцем Ленин, а в 1932 г. был назначен командиром крейсера Красный Кавказ. В 1937 г. В. Ф. Заяц командовал бригадой крейсеров на Черном море. Председателем Постоянной комиссии он был назначен с должности начальника тыла Черноморского флота.

 

Дот из корабельной брони

Оглавление

?
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru