Page 1

1    2

"СРЕЗАННЫЙ ЦВЕТОК, ОБРЕЧЕННЫЙ НА СМЕРТЬ..."

БРОНЕНОСНЫЙ КРЕЙСЕР "РОССИЯ", РОССИЯ, 1896 г.
Броненосный крейсер "Россия" строился в Петербурге на Балтийском заводе корабельным инженером Н. Титовым. Заложен 20 мая 1895 года, спущен на воду в 1896 году, вступил в строй в 1897 году.
Водоизмещение  крейсера  12195  т, мощность  18426 л. с.,  скорость  хода 19.84 узла. Длина между перпендикулярами 144 м. ширина 20,9. среднее углубление   7,9  м.  Дальность   плавания 3800 миль,  при  максимальном  запасе топлива   5700   миль.
Бронирование: борт -  127-203 мм, палуба - 51- 76. каземат - 127, рубка - 305 мм. Вооружение:  4-203-мм  пушки,  16 - 152мм, 13-75-мм, 18-47-мм, 16-37мм пушек, 2 десантные пушки, 5 минных аппаратов.
В историю  отечественного  кораблестроения крейсер "Россия"  вошел как первый боевой корабль с водотрубными котлами Бельвиля, с броней из цементированной стали и с одной из трех машин, предназначенной специально для экономического хода.
"Россия" отличилась во время русско-японской войны: действуя в составе отряда владивостокских крейсеров, она нанесла намалый урон японскому торговому флоту. В годы первой мировой войны крейсер успешно действовал на Балтике. На заграждении, поставленном "Россией" в январе 1915 года, подорвался германский крейсер "Газелле".

        Покончив   с   эскадрой   Крэдока (см. "М-К" № 12, 1978), адмирал Шпее решил идти на Фолклендские острова, чтобы разрушить там английскую радиостанцию, пленить губернатора и захватить запасы топлива. Немецкая эскадра двинулась к мысу Горн, не подозревая, что дни ее сочтены  и  что  первый лорд британского адмиралтейства  Черчилль уже назвал ее "срезанным цветком, обреченным на смерть". И действительно, против пяти кораблей Шпее на разных направлениях было развернуто 17 английских крейсеров. Улизнуть от них и проскочить на секретную базу к западу от Исландии было очень сложно, и многие офицеры эскадры - особенно командир "Гнейзенау" Меркер - считали, что заходить  на  Фолклендские острова - значит неоправданно рисковать. Убедиться в их правоте адмиралу Шпее пришлось очень скоро...
        2 декабря 1914 года немцам удалось захватить у мыса Горн канадский парусник с углем. Его перегрузка заняла четыре дня - и как раз эта задержка оказалась роковой  для  немецкой эскадры. Именно благодаря ей мощный крейсерский отряд английского адмирала Стэрди, состоявший из восьми кораблей, смог достичь Фолклендских островов на сутки раньше. И когда утром 8 декабря немецкие крейсеры приблизились к порту Стэнли, они обнаружили там эскадру, многократно превосходившую их по весу залпа, водоизмещению и скорости.
        Центральным моментом этого знаменитого сражения стала артиллерийская дуэль между крейсерами: английскими линейными "Инвинсибл" и "Инфлексибл" и  германскими  броненосными "Шарнхорст" и "Гнейзенау". Хотя  эти корабли были спущены на воду почти одновременно, современники недаром называли сражение при Фолклендских островах "боем между гигантами и карликами".  Ведь  при  водоизмещении 11 600 т  и  скорости хода 22,5 узла "Шарнхорст" нес восемь 215-мм орудий главного калибра,  а  "Инвинсибл" при водоизмещении 17250-20000 т и скорости 25-26 узлов был вооружен восемью 305-мм орудиями. Поэтому немецкие броненосные крейсеры не могли ни уйти от английских линейных, ни устоять против их огня. Им оставалось только погибнуть...
        Бой начался в 12.50, а  к  15 часам "Шарнхорст" потерял одну трубу, осел на целый метр и горел во многих местах. Охваченный пламенем и дымом, он шел  на  английские корабли, все больше и больше заваливаясь на левый борт.  В  16.04 грянул последний залп его носовых орудий, и флагманский крейсер адмирала Шпее начал медленно переворачиваться, мгновение полежал на борту с вращающимися винтами и быстро ушел под воду носом вперед.
        После этого огонь  трех  британских кораблей (к "Инвинсиблу" и "Инфпексиблу" присоединился "Карнарвон") сосредоточился  на  "Гнейзенау". Около 17.30 разбитый остов крейсера все еще держался на воде,  на  нем бушевали пожары, кочегарки были затоплены, все орудия, кроме  одного,  выведены из строя. В 18 часов "Гнейзенау" лежал уже  кверху килем и через несколько минут навсегда скрылся под водой...
        Так в один день, в одном бою погибли корабли, завершившие развитие немецких броненосных крейсеров, начало которым  положил "Фюрст Бисмарк" (56), спущенный на воду в Киле в 1897 году. Морские специалисты тех лет с недоумением отмечали  поразительную близость  боевых  элементов этого броненосного крейсера и тогдашнего немецкого эскадренного броненосца типа "Кайзер". В самом деле, "Кайзер" при водоизмещении 10975 т нес 240,  150  и  88-мм  орудия,  102 - 305-мм броневой пояс, 63-76-мм броневую палубу и 114-254-мм орудийные башни. Крейсер "Фюрст Бисмарк" был во всем чуть-чуть поменьше: при водоизмещении 10700 т он был вооружен примерно такими же орудиями - 240, 150 и 88-мм и нес немного более тонкую броню: пояс 102-203 мм, палуба 32-51 мм  и  башни 102-203 мм. Единственное различие, да и то небольшое, было в скорости хода и запасе топлива - 17,5 узла и 9% от водоизмещения у "Кайзера" и 19 узлов и 11,2% от водоизмещения  у  "Фюрста Бисмарка".
БРОНЕНОСНЫЙ КРЕЙСЕР  "ФЮРСТ БИСМАРК", ГЕРМАНИЯ. 1897 г.
Водоизмещение 10700 т, мощность 13600 л. с., скорость хода 18,7 узла. Длина между перпендикулярами   120   м,  ширина 20,5, среднее углубление 8,12 м. Дальность плавания 4000 миль. Бронирование:  борт - 102-203  мм,  палуба - 32-51 мм, рубка - 76-152 мм, каземат - 102 мм, башни - 203 мм. Вооружение:  4-240-мм  пушки,  12-150-мм. 10-88-мм, 14-47 мм пушен, 4 пулемета, 6 минных аппаратов.
        "Если же взглянуть на характер бронирования, - писал в 1902 году русский морской офицер Л. Кербер, - то сходство получится еще более поразительным, поэтому "Фюрст Бисмарк" надо признать переходным типом от линейных кораблей к броненосным крейсерам".
        Большое сходство немецких эскадренных броненосцев и броненосных крейсеров не было случайным. Оно отразило те колебания и неопределенность во взглядах на роль и задачи флота, которые царили в верхах Германской империи в начале 1890-х годов. Морское министерство тогда  возглавлял  адмирал Гольман, считавший крейсерские операции против английской торговли основой войны на море. Но в недрах флота уже зрели новые идеи.
        Как-то раз после обеда с морскими офицерами в Кильском замке кайзер Вильгельм II предложил обсудить вопрос о том, как  должен  развиваться в будущем германский флот. Неясные и противоречивые мнения, высказанные в ответ на это предложение, в конце концов вывели кайзера из себя.
        Тогда взял слово  капитан  первого ранга Тирпиц и изложил глубоко продуманную программу будущего развития германского флота, основой которого, по его мнению,  должны  были стать крупные линейные корабли, предназначенные для генерального сражения. Постройка же крейсеров, считал Тирпиц, может рассматриваться только как второстепенная  для  германского флота задача.  Стройная  и  логичная доктрина увлекла  кайзера.  "У Вильгельма одна мысль, - иронически говорила потом мать кайзера, - иметь флот, который был бы больше и сильнее английского". Но, увы, взбалмошный и крайне неуравновешенный характер немецкого монарха исключал какую-либо устойчивость взглядов.
        В 1895 году, готовясь к выступлению в рейхстаге, он неожиданно для Тирпица, ставшего к тому времени морским министром, решил провозгласить программу   стротельства   крейсерского флота. Тирпиц  бросился  отговаривать императора от этого намерения, и тот как будто согласился с его доводами. Но, выйдя на трибуну, Вильгельм не удержался и стал доказывать рейхстагу, что Германии необходим и линейный и крейсерский флот. В результате такой двойственности политика правительства несла на себе печать неясности и нерешительности, что и получило свое отражение в боевых элементах задуманных тогда кораблей.

Next page
Back