Page 1

1    2

"КОШКИ" АДМИРАЛА ФИШЕРА

ЛИНЕЙНЫЙ   КРЕЙСЕР  "ЛАЙОН", Англия,  1910 г.
Линейный крейсер "Лайон" был заложен  в ноябре 1909 года в Девонпорте, спущен на воду в 1910 году, в строй вступил в 1912 году.  Водоизмещение 26350 т, мощность турбин 80000 л. с., скорость  хода  28  узлов. Длина наибольшая 24 м. ширина 27, среднее  углубление 8,55 м. Бронирование:  пояс 229 мм, башни  229 мм.  Вооружение:  8- 343-мм, 16 - 102-мм, 2 - 76-мм зенитных орудия, 2 торпедных аппарата.
Всего построено три: "Лайон", "Принцесс  Ройал" и "Куин Мери", причем последний  крупнее  первых.
Все эти три корабля активно участвовали в боевых операциях первой мировой войны. 25 августа 1914 года именно они  составили эскадру  линейных  крейсеров  под  командованием  адмирала  Битти,  которая  действовала в сражении у Гельголанда.  В ноябре 1914 года "Принцесс Ройал" был направлен в  Атлантику  с  тем,   чтобы   перехватить эскадру адмирала Шпее, если бы он вздумал от Фолклендских  островов  прорываться к Панамскому каналу. 24 января 1915 года "Лайон" и "Принцесс Ройал" сыграли большую роль в сражении  у  Доггер-банки,  в ходе  которого особенно сильные  повреждения получил "Лайон". Все три крейсера - участники  Ютландского  боя,  в  котором "Куин Мери" погибла, а "Лайон" и "Принцесс  Ройал"  получили серьезные повреждения. В 1920-е годы оба крейсера были проданы на слом.
Фото: Линейный крейсер "Лайон". Фото с сервера www.warships1.com.

        В начале  первой  мировой  войны в ночь на 26 августа 1914 года, действуя в составе отряда против русских дозорных кораблей,  немецкий легкий крейсер "Магдебург" наскочил на риф у острова Оденсхольм в устье Финского залива. Все попытки сняться с камней оказались безуспешными. На рассвете командир приказал подготовить корабль к взрыву и начать пересадку личного состава на миноносец. В разгар этой эвакуации появились русские крейсеры "Паллада" и "Богатырь". Вызванные русским постом наблюдения и связи, находившимся на Оденсхольме, они открыли огонь, и первые же залпы угодили в корму миноносца, который прекратил пересадку людей с крейсера и скрылся в тумане. В это мгновение на "Магдебурге"  произошел  сильнейший взрыв, разрушивший всю носовую оконечность. Когда русские корабли подошли к агонизировавшему крейсеру, им оставалось только снять с него командира, двух офицеров и 54 матроса, не успевших пересесть на миноносец...
        Казалось бы, заурядный, обычный для морской войны эпизод. Но, как ни парадоксально, через три с половиной месяца он обернулся для немцев катастрофой - гибелью дальневосточной крейсерской эскадры адмирала Шпее у Фолклендских островов.
        В № 1 за 1979 год, рассказывая об этом сражении, мы отмечали, что решение Шпее идти на  Фолклендские острова вызвало недоумение у многих офицеров  эскадры и что  командир «Гнейзенау» убеждал адмирала не рисковать эскадрой ради разрушения английской радиостанции и пленения губернатора островов. Настала пора пролить свет на  причину  адмиральского упрямства. Оказывается, Шпее получил прямой приказ идти к островам, только приказ этот был отдан ему не германским  командованием, а... британской морской разведкой!
        Дело в том, что, когда русские водолазы тщательно обыскивали место гибели "Магдебурга", они обнаружили сигнальные книги и шифры, которые вместе с найденными на корабле кодами и другими секретными  документами дали русской разведке  возможность овладеть системой германских шифров и передать их союзникам. Это-то обстоятельство  и позволило английской разведке подготовить адмиралу Шпее телеграмму  от  имени  германского командования. Ее отправил с берлинского  телеграфа агент, ухитрившийся раздобыть бланки с печатями экспедиции морского министерства и цензурного отдела.
        Уничтожив английскую эскадру при Коронеле  (см. "М-К", № 12, 1978 г.), Шпее повел свои корабли  на  юг и 6 ноября 1914 года, зайдя ненадолго в Вальпараисо, получил роковую депешу. А в это самое  время в Лондоне адмирал Фишер, только что назначенный Первым морским лордом Английского адмиралтейства,  в  величайшей тайне готовил выход линейных крейсеров "Инфлексибл" и "Инвинсибл" в Атлантику. Отсылая эти корабли из Северного моря, где был сосредоточен сильный германский  линейный  флот, Фишер страшно рисковал, но риск оказался оправданным. Когда 8 декабря 1914  года  эскадра  Шпее  подошла к порту Стэнли на Фолклендских островах, бой его броненосных крейсеров с английскими линейными крейсерами действительно  напоминал  "сражение между гигантами и карликами". Так, по счастливому  стечению  обстоятельств адмиралу Фишеру  довелось  самому провести операцию, в которой блестяще проявились боевые качества линейных крейсеров, созданных  благодаря его энергии и энтузиазму в 1908 году...
        Во времена парусного флота крейсерская служба делилась на собственно крейсерскую - истребление вражеских и защита своих торговых судов - и на службу при эскадре, о важности которой еще адмирал Нельсон писал: "Если эскадра лишена крейсеров и гонится за неприятелем, я считаю  ее  заблудившейся; если эта же эскадра избегает встречи с противником, я считаю ее находящейся в опасном положении". Но разведка и дозор-охрана своего флота от внезапной  встречи с противником еще не исчерпывали  крейсерства при эскадре. Помимо них, она включала и так называемую  партизанскую службу - небольшие операции, тревожащие противника  и  отвлекающие его внимание от выполнения основной боевой задачи, - и исполнение посыльных поручений.
        Если собственно крейсерскую службу (действия на коммуникациях) могли тогда нести корабли всех классов - и линейные,  и  фрегаты, и корветы, и шлюпы, и даже тендеры, то крейсерство при эскадрах обычно  поручалось фрегатам. И нужно сказать, они прекрасно соответствовали линейным кораблям: при меньшем водоизмещении и меньшем числе орудий были быстроходнее. Как правило, фрегат всегда мог уйти от более сильного линейного корабля, но и схватка с ним не была для него безнадежной: его орудия по мощи мало чем уступали орудиям противника и легко  пробивали  вражеский борт.
        Соответствие  фрегатов и линейных кораблей  нарушилось тогда, когда на флот пришли бомбические пушки, паровая машина и броня.  Броненосный винтовой  фрегат перечеркнул боевое значение парусных деревянных линейных кораблей и тем самым вызвал зарождение нового класса кораблей - эскадренных броненосцев. Но пока этот класс не определился и не составил основного костяка боевых эскадр, ни о каком соответствующем ему типе крейсера не могло быть и речи. Вот почему в 1860-1900 годах мы встречаем в мировом кораблестроении весьма противоречивые  взгляды на роль и место броненосного крейсера. Лишь к концу этого периода, когда сложился, наконец, тип башенного эскадренного броненосца, возникла  необходимость создать, если так можно выразиться, "эскадренный крейсер", который так же соответствовал бы эскадренным броненосцам, как некогда парусный фрегат соответствовал  парусному  линейному кораблю.
        За несколько лет до русско-японской войны в морских журналах немало писали о будущем  типе  "эскадренного крейсера", предназначенного для разведки и дозора. И все сходились в одном: это должен быть сильный быстроходный броненосный корабль большого  водоизмещения, с большой дальностью плавания, способный вести бой с противником того же ранга, не прибегая к поддержке эскадренных броненосцев.
        А зачем же ломать голову  над созданием такого крейсера, когда он уже существует? Разве броненосный крейсер для действий на океанских коммуникациях не удовлетворяет этим требованиям? Вот только уменьшить ему дальность плавания, да за счет этого увеличить скорость. Так появилась промежуточная  концепция  броненосного крейсера нового типа, пригодного как для действий на коммуникациях, так и для участия  в  сражениях  линейной эскадры. И вместе с ним проник  на "эскадренные  крейсеры"  ничем  не оправданный главный калибр - 203-мм. Вполне достаточный для действий  на коммуникациях,  он явно не соответствовал новым задачам.

Next page
Back